Дом, в котором

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом, в котором » Архив » 4.09.2014 Могильник


4.09.2014 Могильник

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Игроки:
Химера, Ковен
Дата отыгрыша:
4.09.2014

0

2

После того как все разбежались от могильника подальше, так как большинству было что скрывать и они явно не пылали счастьем оставаться в этом месте подольше, девушка поболталась еще некоторое время общаясь с Сиреной и слушая то о чем теперь жужжал весь дом. Вожак седьмой свалился в обморок на стандартной общей проверке. Слухи обрастали мелкими несуществующими подробностями вроде смертельных ранений и болезней, из-за которых Ковена эвакуировали и так забегали сразу пауки. Химера не спорила со слухами, не пыталась кому-то что доказать и даже не стала расписывать Сирене в деталях что произошло. Просто потому, что у девушки до сих пор было крайне негативное восприятие этого субъекта. Даже при той информации, которая свалилась ей внезапно на голову. Просто потому, что она так и не удосужилась узнать с кем поругалась тогда. И если бы он сегодня не явился на диспансеризацию и не свалился на ее глазах, то вряд ли она и узнала. А так как об этом гудит весь дом, проигнорировать не получалось. И теперь девушка даже не знала, гордится тем, что она умудрилась послать к черту очередного вожака или все же на всякий случай не лезть и вообще не попадаться ему на глаза. В результате, так ничего и не решив, Химера решила, что раз уж Фея сказала, что Рыжую пока не отпустили, то стоит ее навестить. Отправившись в могильник и заодно переодевшись так, чтобы ее не узнали, хотя это было сложно, просто потому, что она была одна такая не банально яркая, не считая конечно весь крысятник, девушка узнала где находятся палаты пациентов, хотя по ее мнению это были скорее заключенные и поспешила туда. Стены могильника давили и мешали нормально дышать. Девушка вообще не понимала, как здесь можно вылечится. Здесь же даже от одного запаха кружится голова. Дойдя до палаты Рыжей, Химера поняла, что больная из них двоих скорее она сама, нежели Рыжая. Потому что той могильник действительно был скорее на пользу. Она явно не ощущала того давления, от которого хотела всегда сбежать Химера. Так что тот факт, что Рыжая скоро вернется в Дом был уже почти неоспорим. Не смотря на ее ранение. Решив, что акт вежливости выполнен, зеленоволосая вышла из палаты, решив, что скоро ее саму выгнали бы, просто потому, что в могильник переставали пускать посетителей. Проходя по коридору с одинаковыми дверьми, на которых очень редко попадались бумажки с именами и диагнозами, девушка сама не поняла почему затормозила у одной из дверей. Конечно дата в бумажке не оставляла сомнений, но Химеру скорее вело внутреннее чутье, нежели какие-то слова. Она не собиралась заходить, просто потому, что ничего приятного ей эта встреча не сулила. Но что-то дернуло ее все же остановится. То ли давление могильника, которое она бы никому не пожелала, то ли внезапное желание высказать все что она думает на счет подобного поведения. Зеленоволосая сама этого не понимала, но все же повернула ручку и зашла внутрь. Внутри было еще какое-то внутреннее желание, чтобы вожак Шабаша спал и тогда она просто пойдет на выход, но в этом плане ей не повезло.
-Привет, - сказала она, закрыв дверь и подпирая стенку рядом, убрав руки за спину. Она некоторое время молчала, рассматривая Ковена, а потом как-то не очень весело усмехнулась:
-Вижу, могильник явно не идет тебе на пользу. И вот как же так, сам вожак Шабаша умудрился совершить такую глупость и свалится в обморок на глазах у всех, а? - поинтересовалась она, не удержавшись от ехидных ноток в голосе. Правда сейчас они были такие же блеклые, как и все на ее взгляд здесь. Могильник пил жизнь из тех, кто не стал его частью.

0

3

Ковен был не в восторге, даже нет: он был в бешенстве. Парень даже подумать не мог, что его закроют в Могильнике до выяснения обстоятельств его помутнения. Уж сам-то вожак Шабаша был в курсе, от чего потерял сознание и это сообщил неоднократно каждому пауку, который решил приложить свою лапу к "исцелению больного".
Когда же его наконец оставили в покое, парень откинулся на подушку и посмотрел в ослепительно белый потолок, который с каждой минутой пребывания здесь раздражал его все больше.
Дверная ручка в очередной раз повернулась, но как-то не особо смело, так пауки не делают. Парень повернул голову и обнаружил Химеру. Вот это был сюрприз, не иначе как всемирный потом случится, или девушка просто ошиблась дверью. Ковень медленно вдохнул, ожидая, что она просто сейчас развернется и покинет палату, сославшись на то, что просто ошиблась, хотя, такие просто молча уходят, но нет, она поздоровалась.
-Привет, - он даже позволил себе легкую улыбку, все таки не каждый день такое случается.
Выслушав то, что сказала зеленоволосая, вожак закрыл глаза, соображая, что по всему дому уже пронеслась весть о том, что он грохнулся в обморок на простой сдаче крови:
-Пришла поглумиться? - распахнув глаза, он устремил их на девушку. -У меня сильно болела голова, в последнее время это норма, а перемена погоды влияет на мои шрамы... - он закатал рукав больничной кофты такого же отвратительного белого цвета и продемонстрировал девушке всю свою правую руку, которая была изуродована ожогом.

0

4

Улыбка это было довольно странно, учитывая то, как закончился их разговор в прошлый раз. Конечно, тогда больше всего злилась она. А он просто отбивался от ее слов. Но в результате ушел именно он. Она получила то, чего желала. И теперь она снова вторглась туда, где он уже был. Забавное сопоставление фактов. И эта улыбка вызывала дикий резонанс с памятью. Заданный вопрос, заставил ее на какое-то мгновение вскинуть бровь.
-Поглумится? Интересная идея. Но нет. Я просто остановилась у двери. Когда уходила от Рыжей, - ответила она на поставленный вопрос о причине своего визита. Ее слова не давали особой информации о причине, но зато ответ был честным. И если подумать, честным он был вдвойне. Просто потому, что она сама не знала почему она остановилась. Но говорить об этом парню она была не намеренна. Пусть считает, что причина была и ломает голову о ней. Последовавшая следом демонстрация почти боевых ранений произвела на нее впечатление, но она не думала это показывать.
-И пауки не придумали ничего лучше, чем запереть тебя здесь. Что же, это было почти гениально, - с кривой усмешкой заметила зеленоволосая и добавила после паузы: Особенно при учете, что здесь голова всегда болит сильнее. И ты засыпаешь с болью и просыпаешься с ней. И любое обезболивающее лишь усиливает боль, которая ощущается особенно остро когда ты с ней уже расстался, - продолжила она, точно зная что в могильнике голова всегда болит сильнее. С ней всегда так происходило. Она болела и сейчас, но не так сильно. Потому что она знала, что скоро покинет это здание и голову отпустит. Просто нужно было немного потерпеть и никому не говорить о своей боли.
-Откуда шрамы? - спросила она, скорее пытаясь отвлечь не сколько Ковена, сколько саму себя. Не то, чтобы ей было совсем не интересно, но все же это было слишком странно. Непривычно. Опять ведет себя не так, как обычно. Нарушая свои правила игры. Но она всегда нарушала правила. И если они свои, это не значит, что она не будет их нарушать. Она сползла по стенке на пол, слушая парня и размышляя о том, что здесь все время хочется курить. Слишком паршивая атмосфера и ощущение того самого одиночества, которое наступает в момент осознания, что ты не для кого не существуешь. Так умирают те, кто остаются тут. Не от лекарств или болезни, а от ощущения. И этому поддаваться было опасно.

0

5

Ковен вскинул брови и чуть наклонил голову, изучая Химеру. Парень был действительно приятно удивлен ее визитом. Говорить об этом не имело никакого смысла, так как это могло вызвать новую волну агрессии со стороны Химеры, которая могла подумать черт знает что себе. В общем, это никому не надо было,  а голова болела так, что Ковен вряд ли бы сейчас смог свести конфликт на нет. Уйти отсюда он мог, конечно, но было бы глупо оставлять зеленоволосую в собственной палате. Да и как это смешно уже было: второй раз капитулировать.
-Понятно, спасибо, что остановилась, компания мне не повредит, так как в этом месте в одиночестве начинаешь сходить с ума... - он так считал, поэтому никогда не оставался в Могильнике дольше, чем на пару часов, а тут решение Януса было безоговорочным, к тому же, он действительно помнил, что вожак Шабаша не был на обследовании с допотопных времен.
Он замолчал, когда заговорила Химера и понимающе закивал, прикрывая глаза. Слова ее были не лишены логики и здравого смысла, это было гораздо лучше, чем в первую их встречу.
-Что есть, то есть, мне даже не удосужились дать это самое обезболивающее, - он еле заметно усмехнулся, потирая лоб.
Увидев, что девушку действительно заинтересовали его шрамы, парень не подал виду. Говорили, что Химеру вообще не реально чем-то заинтересовать и Ковен посчитал это своей маленькой победой, да, так иногда думают мальчишки, когда им удается впечатлить девчонок.
-Пожар. В нашем доме был пожар и я был единственным человеком, который оказался дома, - он усмехнулся, он вспоминал это часто, но не чувствовал надобности не вспоминать, к тому же, не считал, что эта тема должна быть ему неприятна. -Родители поехали куда-то, а я отказался и решил побыть дома один. Не помню точно, что вызвало пожар, очнулся уже в больнице. Потом реабилитационные центры, обследования и прочая дрянь, а следом за этим плохие отношения с отцом и... Дом, - он чуть кивнул, на мгновение перестав улыбаться, а потом перевел глаза на Химеру и на губах снова появилась еле заметная улыбка. -Тридцать процентов моего тела такие, - добавил вожак и замолчал.

0

6

При словах про том, что здесь можно сойти с ума, Химера только усмехнулась. Это паршивое ощущение кажется знал каждый домовец, который хоть раз попадал сюда больше чем на пол дня. Обычно начиналось все мирно, потом паника, потом попытки побега. Впрочем обычно неудачные. Мозг не мог придумать что-то стоящее для побега и план проваливался.
-Тогда вероятно, что ты уже свихнулся, а я тебе привиделась. Хотя из меня паршивое видение, - все с той же усмешкой произнесла девушка, смотря куда-то в сторону. Вообще-то она и сама верила, что у оставшихся тут могут быть глюки. Хотя возможно это так повезло ее соседке по палате. Ее уже не было в доме, а память о ней до сих пор преследует Химеру, пускай та и не запомнила ее так уж четко. Но то что она разговаривала не с кем она заметила. Это конечно было не от одиночества, но смысл оставался тем же.
-Тогда с тобой еще поступили гуманно. Видимо особо и не следили с тех пор, как тебя тут заперли. Обычно, если они чуют что-то серьезное, то проверяют каждый полчаса. Соскучится по ним не успеваешь так точно, - вздохнула зеленоволосая, отгоняя от себя видения прошлого, которые назойливо царапались в сознании и не отпускали. Могильник редко меняется и даже эта палата напоминала ей о том, что было. Правда здесь была одна кровать, а не две, как было у них. Обняв себя за колени, она слушала парня, вещающего про пожар.
-Ты еще помнишь мелкие детали. Пожар. Обычно это быстро затирается здесь. Когда мир вокруг перестает существовать. Наружность здесь вообще не любят. Все. Даже те, кто не знает ничего кроме дома и наружности. Даже те, кому она безразлична. Я не помню почему я попала сюда. Я не помню лиц людей, которые назвались моими родителями. Я не помню вообще ничего кроме дома и изнанки, - сказала она после его слов и замолчала на некоторое время. Так она сидела где-то с минуту, а потом сказала:
-Тридцать процентов это конечно паршиво. Особенно учитывая их реакцию на погоду и тот факт, что одеваться все равно надо, - она усмехнулась и добавила: Тебя сюда получается отец сплавил? За какие грехи? - поинтересовавшись, она вновь замолчала. Но на сей раз ожидая ответа. Она ощущала каким-то седьмым чувством, что с ним можно говорить честно, не боясь нарушить какую-то тайну, которую хранил весь дом. Но пока она не спешила говорить много про себя. Ее дело скорее просто отвлекать и себя и его. Химера сама не поняла в какой момент перестала на него злиться. Может ее сбивали с толку эти улыбки. Слишком много. Обычно ей они не достаются. Другим, но ни ей. Она ведь не может любить людей. Только ненавидеть. И когда она злиться - она сама не знает зачем она вообще реагирует на людей. И нелюдей. Просто она начинает злиться на то, что они ее замечают. На то, что они такие идиоты. И ведь все и люди и нелюди. Даже сейчас. То что Ковен кретин, потому что поперся в таком состоянии в могильник - это факт, потому что ему сейчас даже паршивее чем ей от тяжести могильника. Она может в любой момент уйти, а он нет. Поэтому она сидит тут с ним и слушает все, что он согласится ей рассказать. За это Химера ненавидела заодно и себя.

0

7

Ковен допускал такую возможность, что он просто уже окончательно поехал рассудком и теперь видит просто мираж перед собой, настолько эта встреча была невероятной, а поведение Химеры просто выходило за грань. Может он на Изнанке? Такое возможно? А почему нет?
Парень выдохнул и покачал головой как-то неопределенно - не то согласился, не то выразил несогласие:
-Будем надеятся, что мой рассудок и здравый смысл еще при мне, иначе грош цена такому вожаку, - вполне себе серьезно ответил парень, но как-то больно его здоровый глаз сверкнул при этом странно. - Я думаю, что они просто перестраховаться решили, у меня нет заболеваний, которые могли бы привести к обмороку, это просто можно списать на испуг, голод или еще что...
- пожал плечами парень и ощутил, что по башке словно сковородой чугунной ударили, от чего и поморщился, снова прикрыв глаза.
Когда Химера заговорила, он снова притих. Со стороны вообще можно было подумать, что Ковен заснул. Зеленоволосая говорила так открыто и смело о таких вещах, о которых в Доме говорить было под запретом, но и сам Ковен был хорош - домовцы терпеть не могут разговоров о прошлом в Наружности.
На последующий вопрос он сначала не хотел отвечать и долго молча, собираясь с мыслями и ощущениями. Конечно, это уже слишком много и слишком личное, но все таки ответить стоило, просто потому что Химера не нападала и не оскорбляла, а это дорого стоило:
-Не знаю... Наверное за то, что я инвалид, что я никогда не оправдаю его ожиданий, за то, что не настоял тогда, чтобы я ехал с ними и еще куча всякого, что известно только ему. Но, как ни странно, я не держу на него зла, вот так-то... - он открыл глаза  и теперь его улыбка стала какой-то грустной. -И я не знаю, что лучше: вообще не знать ничего до Дома или знать так много...

0

8

На подобный ответ Химера улыбнулась. Это произошло как-то произвольно. Будто сама атмосфера - парадоксальная по сути - заставила ее улыбнуться. Она не думала об этом, она сама не знала зачем зашла. Но время шло, а пока никто не торопился ее выдворить. Хотя голова ныла и мешала трезво воспринимать информацию.
-А жаль. Можно было бы прикинуться, что я тебе все же привиделась, - сказала она, продолжая улыбаться и на мгновение насторожилась. По коридору кто-то шел и если бы сейчас они вошла в эту палату, то разговор бы прервался весьма внезапно, а ей уже этого не хотелось. На объяснения про отсутствие заболеваний, она не обратила сильного внимания. Если пауки ничего не нашли, значит искали не то. Но Ковену это явно было на руку.
-Кстати ничего хорошего в том, что они ничего не нашли. Значит скорее всего будут искать. Ну или выпустят утром после завтрака. Тут уж как повезет, - повела плечами зеленоволосая, таким образом обозначая полную неизвестность относительно судьбы вожака Шабаша. Зато вот его откровения она слушала довольно внимательно, изучая мимоходом его самого.
-Всех нас сюда отправили просто потому, что мы им мешали. Может быть они хотели как лучше, но получается, что мы всегда им мешаем, когда попадаем сюда. Меня отправили именно с намерением как лучше. И вот уже лет шесть, я не видела этих людей вообще. Как будто из никогда и не было. И катастрофы не было. И ничего этого не было. И поэтому я это не помню, - сказала на чуть задумчиво и все так же не отводя взгляд от Ковена, потому что ей было интересно смотреть на то как меняется его выражение лица.
-А что лучше - каждый выбирает для себя. Кто надеется выйти в наружность, те помнят о ней - кто не собирается - им нет смысла помнить, - ответила девушка на вопрос, который не задавался. И этой просто фразой она уже подчеркнула, что не сильно надеется на наружность. Обычно об этом никто не говорил, но раз уж они сегодня ночью, которая уже вот вот собиралась наступить, такие нарушители, то пускай. Думать обо всем что наговорила и натворила будет потом, на трезвую голову. А сейчас она рискует выговором от Крестной, ради человека, с которым общалась один раз и поругалась. Пускай. Женская логика сама по себе абсурдна.
-А то что не злишься, это правильно. Хотя в этом плане твой отец не прав. Если ты умудрился стать вожаком, то значит ты бы в любом случае чего-нибудь добился бы, - сказала она, немного подумав и снова прислушалась к шагам в коридоре. И ей они не очень понравились, хотя все так же удалились. Смутное ощущение подвоха ее не покидало.
-Может эта паранойя, но похоже, разговаривать тебе со мной всю ночь. Хотя в крайнем случае можно пойти подергать Рыжую. Хотя у нее всегда энергии столько, что боюсь ее не выдержу уже я, - усмехнулась Химера в очередной раз, понимая всю безнадежность ситуации. Давненько она не влетала так капитально. Будь то пустые помещения - вышла бы, а вот учитывая ночной персонал... И тут начинались проблемы. Если только отвлекать их чем-то.

0

9

Удивительное дело, но Химера улыбалась ему. Это было настолько странно, что Ковен был готов поверить в то, что он либо все еще находится без сознания, либо ему вкололи какой-то препарат, который заставляет его видеть галлюцинации.
-Что ж, тогда это весьма приятное видение, Химера, - вынужден был признать вожак и понадеялся, что все же прав.
Переведя взгляд на дверь, Ковен тоже услышал шаги, но, им повезло, некто прошел мимо и даже не затормозил около палаты, в которой находились двое собеседников. Опасения зеленоволосой были весьма основательными, парень быстро прикинул некоторые варианты, чуть наклонил голову и после недолгой паузы изрек:
-Скорее всего, они просто решили перестраховаться, думаю, что меня выпустят к завтраку. Они же врачи и в ответе за каждого из нас, так что винить их нечего, главное, чтобы мой шабаш не разгулялся без вожака, - он тихо засмеялся, представляя Боггарта или Огниво, которые уже громят комнату и лезут в драку.
У Ковена было стойкое ощущение, что его изучают. Взгляд Химеры обычно колючий, теперь же был весьма любопытствующий, парень не знал, хорошо это или плохо, но во всяком случае сейчас было спокойно, а это самое главное.
-Возможно ты и права, я же считаю, что многих просто гложет обида за то, что их оставили, покинули и они предпочитают об этом не вспоминать, стереть то, что им было неприятно. Ты говорила в нашу первую встречу о том, что мы заигравшиеся тупые дети. Что ж, я пришел к выводу, что это вполне так. Внутри Дома создан свой микромир и каждому, кто сюда попадает приходится принимать правила этого мира и включатся в игру, иначе никак. Мы замерли в этих стенах и каждого страшит то, что за их пределами. Мы как... крысы в домике, нам страшно за его пределами, мы считаем, что за пределами домика огромный и злой мир, который не сможет нас принять. Все мы тут чем-то больны, но процент больных в мире ниже, чем здоровых, вот мы тут сидим и думаем, что такие как мы там не нужны и что выпуск это по большей части конец света, нашего света, без возможности на будущее... - он смотрел куда-то в стену, когда говорил это, потом словно очнулся и на губах вновь появилась улыбка. -Софистика... Извини... - махнул рукой и ему вдруг яро захотелось курить, аж во рту пересохло как.
Услышав про неправоту своего отца, Ковен тихо засмеялся, запрокинув голову. Этот человек, который назывался его отцом был очень часто неправ в глазах Ковена. Парень понимал это так отчетливо и твердо, даже не взирая на опыт лет своего родителя, но возненавидеть его так и не смог, просто потому что этот мужчина был его кровью.
-Думаю, что я переживу разговор с тобой всю ночь, если ты не будешь на меня нападать, сейчас у меня нет сил отбиваться, да и желания тоже. Ты неплохой человек, Химера, когда убираешь свои иголки. Я бы даже сказал, что ты весьма приятный собеседник, - он привстал и сел на кровати, облокотившись на подушку. -Тебе удобно на полу?

0

10

На слова относительно загулов, зеленоволосая только пожала плечами. По крайней мере особого шума, когда она уходила от жилого здания она не слышала. Тумбочки из окон не летали, а если бы и летали, она это считала вполне в порядке нормы. У девушек конечно не летали тумбы, но вот подушки - бывало. Пару раз били случая битья окон, но тогда всем капитально влетело. Они же девочки, они должны быть тихими и спокойными. А не кидаться шкатулками в окна. Но мало ли что. Зато из окон летали горшки с цветами. Часто. Но вот тут уже по чистой случайности. Просто кто-то случайно махал руками и горшки вылетали в открытые окна. За это из даже особо не ругали.
-Они врачи, о которых желают слышать как можно реже. Ну разве что за исключением первой. Они то тут почти как дома. Так что со своей ответственностью - держались бы они подальше, - немного мрачно заметила девушка, впрочем в голосе звучало скорее безразличие. Она действительно никогда не была рада паукам. Слишком просто было упрятать ее здесь, где она себя чувствует потерянной и слабой. И тогда она точно никогда не выберется. Поэтому молчать. Обо всем молчать. А там - можно попросить Крысу стащить что-нибудь из наружности. Были бы деньги. Зато дальнейший монолог заставил ее замолчать и слушать молча. Наверное потому что она удивилась. Потому что никто не соглашался с тем, что она обычно говорит. Отрицают, уходят от разговора. Но не соглашаются и не возвращаются к этим темам. А Ковен сам начал говорить об этом. И было так странно слушать свои же мысли со стороны.
-А те, кто нарушают правила игры - становятся изгоями. И чем глобальнее нарушение - тем больше плохого о тебе говорят. Хотя это и не всегда плохо. Трезвее смотришь на реальность. Реальность, которая не радует ярким цветом и не вызывает желания к ней прикоснуться. И поэтому мы боимся. Даже если бы это не диктовали какие-то там правила. Страх всегда остается. И чем дольше ты боишься, тем глубже опускается вниз страх и ты перестаешь его замечать, - высказалась Химера, не замечая, что машинально лишь повторяет то, что уже сказал парень. Просто здесь сложно было не согласится. И от этого было немного грустно, но только немного. Страх действительно был внутри, но сейчас могильник был страшнее. Казалось реальности не существовало в целом. Какая разница - что там, в наружности? Она далеко и не так уж стремится получить их обратно. Химера размышляла, что по идее у нее как раз все будет хорошо. Добрые родители, беспокоящиеся о ней. Тихие, скромные. В противовес ей. Вот только она не будет замечать их и умрет без ощущения изнанки.
-Нет. Но мне не привыкать, - ответила девушка, не уточняя, что она привыкла сидеть на чердаке, а таскать туда подушки - мало того, что неудобно, так еще и бесполезно. Они быстро сгниют. А вот пледы более живучи. Но от них не становится мягче. Так что к жесткому полу ей было точно не привыкать. А стоять сейчас ей самой не хотелось. Просто потому, что ей грозило застрять тут по меньше мере на несколько часов.
-И я просто не люблю могильник. Только и всего, - добавила она, отвечая на слова, что оказывается она умеет быть приятной. Она и не отрицала, что умеет. Просто ее слишком легко можно было вывести из себя. А сейчас на нее давила атмосфера.

0

11

Со словами Химеры трудно было спорить. Ковен был и согласен и нет одновременно. Вожак вздохнул, стараясь отбросить мысли о сигарете:
-В том-то и дело. Они знаю, что их тут не особо любят, поэтому цепляются за каждого, кто попал к ним в руки просто чтобы оправдать свое положение врачей и нахождения здесь. Поверь мне, они были бы рады, если бы нас тут вообще ни разу не было, но тогда смысл их существования в Доме сводился бы к нулю, - медленно проговорил парень.
Никому не нравится, когда их считают бесполезными, никому не хочется думать о том, что все, что они делают - это пустая трата времени и даже вредительство. Отчасти, Ковену было даже жаль пауков и он был бы не против поваляться в могильнике пару-тройку дней, но вот как-то внутренне он ощущал, что вряд ли способен на такой подвиг.
-Именно, Химера! - воскликнул Ковен, когда девушка начала продолжать его мысль и ему было искренне радостно, что они нашли общий язык. -Даже мне страшно, но я способен бороться с этим, просто потому что вместе с этим страхом во мне живет понимание неизбежности и рано или поздно я привыкну к существованию вне этого места, потому что человек существо адаптируемое, - он потянулся к графину, что стоял на тумбе и быстро отпил из него большими глотками, стараясь приглушить сухость во рту.
Размышления. Они витали в воздухе и Ковен мог поклясться, что сейчас почувствует их запах. Странное ощущение, видимо, это действительно могильник. Странное название для места, где тебя все таки пытаются поставить на ноги, а не убить.
-Велика сила самовнушения. По сути, это место наоборот создано для того, чтобы отсюда выходили здоровыми... - задумчиво протянул парень. -Если хочешь, можешь присесть на кровать, я не кусаюсь... - как бы между прочим предложил Ковен абсолютно без задних мыслей.

0

12

Зеленоволосая нахмурилась слушая размышления на счет пауков. По сути эти размышления были конечно совершенно верными. Но она совершенно не хотела с этим мирится. Просто потому, что она все равно не любила могильник, не любила пауков, хотя и знала, что они вполне вменяемые люди, которые просто не понимают законов Дома. Но сути это не меняло. Она не любила их и вряд ли когда перестала бы относится к ним с напряжением. Просто потому, что они хотят как лучше и потому что понятие лучше у них весьма рознится. В этом плане Химера была таким же домовцем, как и большая их часть. Она не переносила, когда ее ограничивали чем-то. А учитывая ее пренебрежение к правилам в целом - ограничения для нее существовали весьма смутно и разве что в моменты, когда она четко ощущала что дальше - нельзя. И ограничения она воспринимала особо остро. Особенно ограничение свободы, олицетворением которой и были взрослые. И они считали, что они действительно дети. Потому что они не знали, сколько они пробыли там, за швом реальности. Но именно незнание оправдывало и пауков и воспитателей и прочих. Незнание, которое у них никогда не избавляло от ответственности. То самое, которое освобождало их от всего, чем грозило другим, тем кто знал. И это знание было хуже, чем его отсутствие. Восклик заставил ее машинально напрячься. С тишине палаты он прозвучал слишком громко и вызывающе. Привлек слишком много внимания.
-Тише. Иначе они решат, что тебя стоит усыпить от греха подальше, - мрачно заметила она, прислушиваясь к тишине коридора. Вероятность конечно была мала, но закон подлости никто не отменял. А он работал лучше всякого закона Дома.
-Может человек и адаптируемое. Только я давно перестала верить в человечность некоторых людей. Просто потому, что они всегда были не частью этого мира. И вряд ли смогут жить в наружности. Задохнуться раньше. Хотя ты прав, все дело только в адаптации. И способности к ней, - сказала она, стараясь сделать голос как можно более безразличным. Хотя в нем то и дело проскакивали нотки иронии. Химера не могла не смеяться над тем, что оказывается все так удивительно просто. Либо ты становишься другим, либо умираешь. Закон эволюции. А ей не хотелось ни умирать, ни эволюционировать. Может поэтому она всегда так отчаянно сопротивлялась. На слова парня про то, что здесь должны выздоравливать, Химера только пожала плечами.
-Некоторые и выздоравливают. Из тех, кто привык быть здесь. Те же фазаны или Рыжая, которая по хорошему должна пролежать еще несколько месяцев минимум, а она уже буянит, - сказала девушка, поднимаясь и пересаживаясь на кровать. Она вообще сомневалась, что здесь кто-то может кусаться. Могильник делал людей похожими и стирал какую-то странную грань в понимании о чужеродности. Просто потому, что если ты здесь, значит ты уже не чужой, а такой же как и все здесь. И какой смысл тогда царапаться между собой, если все хотят только одного - выйти отсюда.

0

13

Усыпить Ковена мечтали многие, это так, о птичках, но признаваться в этом вожак Шабаша не собирался, ни к чему было знать об этом кому-то. В могильнике парень бывал нечасто, может быть поэтому его решили закрыть в этой палате, просто чтобы наконец-то взять у него все полагающиеся анализы, а то черт его знает, когда в следующий раз этот человек решит наведаться в логово пауков.
-Что касается людей, которые не могут жить в наружности, они не попадут туда. Это уже совсем другой вид людей, я даже сомневаюсь, что это вообще люди... - уже достаточно серьезно заговорил молодой человек. -Не хочу ничего конкретно говорить, это лишь мои предположения, но та сторона, она, разумеется, влияет на нас и это место гораздо больше, чем многие могут себе представить и те, кто задыхается вне того мира, они прост не принадлежат этому или... думают, что не принадлежат, самовнушение это тоже великая вещь... - на этом он замолчал надолго, уставившись куда-то мимо девушки.
Когда Химера присела на кровать, Ковен чуть встрепенулся и пододвинулся, по возможности дав зеленоволосой расположиться так, как ей будет удобно:
-Это тоже привычка и адаптация. Люди, которые провели где-то свое детство безвылазно, они и будут себя чувствовать тут комфортно. Вырос бы я в каком-нибудь сыром склепе, мне бы тоже было прикольно там, а не в чистом теплом помещении с большим количеством света, - пожал плечами парень.

0

14

Забавно было слушать то, что сама когда-то говорила кому-то. Или может просто себе. Химера уже и сама не помнила. Однако знала, что подобные мысли были где-то. И сейчас она почти ощущала, что слышит себя со стороны. В замершем мире слышался голос парня, почему-то сейчас совершенно не раздражающий. Может все дело было в интонациях. В коридоре раздались шаги, но зеленолосая просто прислушивалась к ним. Скорее всего это обход. Но Ковен говорит не так громко, а она молчит вовсе. Может быть пройдут мимо. Мало ли здесь людей, которые говорят по ночам. Лишь бы не нашлось сердобольных, которым нечего делать не дежурстве. Хотя среди всех пауков казалось такая особь была лишь одна. Но она предпочитала ходить к девушкам, считая, что может им чем-то помочь. Это было весьма глупо. Девушки в доме всегда были ни чуть не лучше мужской половины. Просто тише, хитрее и им проще было выглядеть милыми и беспомощными. Хотя тут им конкуренцию определенно составляла фазанья стая. До такой степени не умели прикидываться даже девушки. Хотя у Химеры возникали определенные подозрения на счет того, что первая действительно прикидывается. Может им уже мозги промыли настолько. За окном шумел ветер, стучал в окно и будто звал за собой. В другой раз возможно зеленолосая и не удержалась бы. Но сейчас в ней явно просыпалось чувство вины, которое обязательно придет, если она попытается сбежать.
-Вот поэтому людей я и не люблю, - ответила она наконец на все высказанную тираду и снова замолчала. Потому что своими словами она сказала многим больше, чем могла бы пустись куда-то в философские изыскания. Да и зачем? Ковен и сам все сказал. Он сам сказал, что среди них есть не люди. И они не смогут выжить за границами дома. И пускай это будет все что угодно, просто для этого надо один раз понять кто ты на самом деле и больше не пытаться влезть в чужую шкуру.
-А кем считаешь себя ты? - поинтересовалась она еще пол минуты спустя, так и не переведя взгляд от окна в которое то и дело прилетали листья и исчезали подхваченные ветром. Ответ ей был не столь важен, скорее это была просто попытка нарушить возникшую тишину. Она же обещала говорить и она говорит, хотя уже не знает о чем. Время тянется словно нити сквозь пальцы и она почти ощущает их, эти нити. Настороженно следит за ними краем глаза. Нити способны задушить, если неправильно их направить. Но если смотреть на них прямо - они исчезнут, как исчезает изнанка, которую ты заметил.
-Может быть. Хотя для таких законов всегда находятся исключения. Законов без исключений и нарушителей не бывает вовсе. Иначе бы этот мир вряд ли бы сохранил равновесие, - сказала девушка и подумала, что изнанка это тот же мир. Просто он отражает реальность и они ни чем не лучше изнанки. Тогда какая разница - кто из них где окажется в момент, когда все замрет на границе слова конец. И для каждого этот конец будет свой. Хотя в этом случае наверное лучше слово финал. К которому обязательно прилагаются титры. Бесконечный текст на белой бумаге - сообщения о смертях, побегах, исчезновениях. Химера помнит прошлый выпуск и как паршиво было тогда, когда она тряслась забившись в угол какой-то комнаты. Тогда убивали всех. И девушки и парни были связанны клятвами, которые теперь никто не дает. Потому что все помнят что было тогда. И вряд ли это когда-нибудь забудут, хоть и не признают.

+1

15

Белые стены постепенно становились серыми, а потом и вовсе почернели. Ковен глянул на тонкую полоску белого света под дверью, которая казалась просто нитью. Парень подумал, что если сейчас дверь откроется, то он наверняка ослепнет окончательно.
Осень стучалась в окна своими сырыми пальцами, где-то даже громыхнуло, возвещая о том, что ночь будет весьма мерзкой и дождливой, а это значило, что все тело снова заноет и теперь свидетелем его корчей станет не просто спящая стая, а Химера - девушка, которой он бы не за что в жизни не хотел показать свою слабость. Но и выгонять ее он не желал, все таки она сделала весьма сложный выбор, когда вошла в эту палату, можно даже сказать переступила через себя, а когда люди так делают, то их нельзя выгонять, это неправильно.
-Значит, ты не любишь и себя тоже? - не удержался от вопроса Ковен, который ничуть не шутил, он смотрел прямо и весьма серьезно, а на губах не было даже тени улыбки.
Возникла пауза. Иногда полезно делать паузы, во время которых ты сможешь понять и переосмыслить то, что успел нагородить, вот только назад уже не возьмешь, если твой мозг определил некоторые слова как ошибки. Вожак уже успел переварить то, что сказал и понял, что в этот раз вряд ли он сказал что-то не то. Теперь, в тишине палаты на кровати они сидели если не как друзья, то как единомышленники, практически голые, потому что толком не видели друг друга и перестали делить территорию, как-то забыли надеть маски.
-Я не знаю... - честно признался парень, когда она задала вопрос, он, конечно, думал над этим, порой не считал себя человеком, но это было скорее больше наваждением, чем сутью. -Изнанка, знаешь ли, заставлять тебя быть чем угодно, но не человеком, но в сущности она вытаскивает из тебя только то, что ты из себя представляешь, ни больше, ни меньше, так что... Ощущаю ли я себя человеком - да, являюсь ли я человеком на самом деле - не знаю... Скорее да, чем нет, потому что я могу дышать спокойно, когда я не на той стороне, я могу забыть о том, что та сторона вообще существует, если мне не напомнить... - еле слышно проговорил парень и прислушался к шагам.
Около палаты остановились. Он видел две тени от ног, которые нарушили идеальную полосу белого света. Ковен напрягся, ему совершенно не хотелось, чтобы кто-то поймал Химеру здесь. Парень был даже готов что-то сделать, чтоб только сюда не заходили, но, видимо, отсутствие света и минимальный шум подействовали на неизвестного визитера так, что он решил, что в этой палате и вовсе никого нет. Видимо, вторая смена, которой еще не сообщили, что тут может быть кто-то, хотя, около двери висит записка, хорошо, что бывают невнимательные пауки.
-Закон равновесия в действии... - быстро ответил Ковен, когда шаги стихли где-то на том конце коридора.

0

16

Заданный вопрос все же заставил зеленоволосую усмехнутся. Кажется и так было ясно, что если бы она не любила себя, то вряд ли у нее был бы столь паршивый характер. Те, кто не любят себя обычно становятся серыми тенями себя самих и перестают замечаться другими. И их ставят все ниже и ниже. Перестают спрашивать их мнение и вникать в их проблемы. Перестают вовсе видеть в них людей с потребностями и желаниями. Чаще всего они становятся мальчиками и девочками на побегушках. Химера вспомнила свой разговор с Самозванкой. Она была как раз на пути к тем, кого перестают замечать. Правда она не пыталась этому сопротивляться и поэтому становилась все более незаметной. Хотя Химера внимательна и всегда видит таких чуть чаще и чуть больше. Может поэтому ее злит превосходство тех, кто считает что должен превосходить. И тем смешнее это было слышать как раз от такого, который ее злит. Она и не отрицала для себя, что он не перестает ее злить. Просто сейчас все было немного иначе и потом все станет на свои места. Он снова будет злить ее своими интонациями в голосе и своей аурой превосходства.
-А с чего ты взял, что я считаю себя человеком? - поинтересовалась она, хотя вопрос был риторический. И не совсем верно поставленный. Она не только не считала себя человеком, но и ощущала себя просто существом заключенным в оболочку человека. До поры до времени. И она все чаще рвалась отсюда - туда. Но редко об этом говорила. Слушая ответ, она поджала губы и закрыла глаза. Все-таки смысла в этом не было. А так быстрее привыкнет к темноте.
-Значит ты останешься на этой стороне, потому что не захочешь остаться на той. А я вряд ли когда-то хотя бы пыталась быть человеком. Так сложилось, что для меня даже те люди, что привели меня сюда больше десяти лет назад - всего лишь люди. Я не испытываю к ним ничего. Меня к ним не тянет. И даже хорошо, что я не видела их уже лет пять, - даже как-то весело закончила девушка, хотя веселого в этом было мало. Снова шаги в коридоре и внезапная остановка. Зеленоволосая напряглась, ощущая, что при желании она может сейчас на каком-то порыве и правда провалиться на изнанку. Случайно, как это всегда бывало. Но в повисшей темноте, где ощущалось только дыхание, снова послышались шаги. Не провалилась. Обошло. Девушка открыла глаза и добавила: Я уже не помню, как выглядит мир за границами Дома.
После этого она замолчала, размышляя, что говорит слишком много. С ней это случалось редко. Настолько редко, что это был третий раз в ее жизни. И она понятия не имела зачем она снова становится настолько открытой. Видимо взаимность на взаимность, открытость за открытость. Почему-то ей казалось, что Ковен не врет. И что было забавно - она редко встречала людей, которые рисковали говорить о чем-то подобном не на стенке, не в ночь сказок. А просто так. Наверное все дело было в этой палате и расстоянии между ними. Когда сидишь и только и боишься того, что дверь откроется. И точно знаешь, что человек рядом ощущает тоже самое. Общие эмоции до сих пор оставались тем ключом, который открывает многие двери.

0

17

Ковен готов был честно признаться, что девушка взрывает ему мозг. Конечно, про себя, не вслух, хотя, кажется, что Химера была готова выслушать это и вслух, даже подозревала о том, что парню чуть более сложнее дается их разговор, который уже сводился не длительным монологам, а к коротким ответам, без ударения в словоблудие. Все потому, что голова сейчас уже просто ужасно болела, а ко всему прочему еще прилепилась ноющая боль во всех пораженных ожогами участках собственного тела.
-Вот уж действительно, я взял это с потолка, - тихо засмеялся Ковен, признав свою ошибку, хотя это в сущности была не ошибка, а просто неправильно поставленный вопрос.
Эта вся философия здорово напрягала его воспаленный мозг. В один момент парень понял, что просто дико хочет спать, но понимал так же, что он не сможет уснуть, пока болит голова. Еще одним вариантом было встать и покурить возле окна. -Просто я четко ощущаю, что не принадлежу той стороне, я скорее там гость, которому любезно разрешили иногда навещать тот мир, я больше инороден там, чем здесь, только и всего... - пожал плечами Ковен, а про себя добавил, что даже если бы он и мог быть на Изнанке когда ему вздумается, то все равно бы выбрал этот, реальный мир, просто потому что этот мир ему более знаком.
Он помнил, как выглядел мир за границами серых стен, но старался вспоминать об этом как можно реже, все таки зачем думать о том, чего ты не увидишь до определенного срока. Он не ощущал себя запертым в клетке, чтобы тосковать о свободе, но и не считал, что свободен здесь.
-Видимо собака зарыта в том, кто сколько тут провел времени и насколько давно это было... Я все таки попал сюда в более менее сознательном возрасте... - подытожил слова Химеры вожак и устало вздохнул, подавив зевок.

0

18

Слушая рассуждения, Химера только иногда отвлекалась от созерцания одной точки, а точнее погоды за окном и не торопилась что либо говорить. А просто сидела с закрытыми глазами. Пытаясь ощутить мир на всех границах. На эту мысль ее навела та встреча на чердаке. И теперь она пыталась ощутить чуть больше, чем привыкла. Она вообще не сильно часто говорила. Чаще слушала. И пока не наступала тишина, она предпочитала дать выговорится собеседнику. Так можно узнать многим больше, чем спрашивая. Люди сами очень часто говорят лишнего, когда чувствуют, что их слушают.
-То есть ты считаешь, что те же Сфинкс, Слепой, Рыжий, Стервятник... Все попали сюда не осознавая ничего? - даже чуть насмешливо уточнила Химера, размышляя, что все они когда-то перемещались в одном пространстве. Но тогда большая часть из них носили другие имена и редко находили общий язык. А после случившегося в самую длинную перед тем выпуском, они и вовсе прекратили общаться. Однако это не изменило того, что они уже тогда были не самыми неразумными. Просто тогда у них были какие-то стремления, тайны, желания. Тайны остались, а вот философия восприятия изменилась. Они выросли. Некоторые даже слишком сильно, по крайней мере так ощущала сама зеленоволосая. Она же научилась видеть тех, кого коснулась изнанка и держать язык за зубами о том, что происходит там, где шов реальности расходится. Скорее уловив, чем заметив, что Ковен все-таки засыпает, она подумала, что ее действительно сложно выдерживать. Особенно когда в ней просыпается древнее чудовище, которое заставляет ее каменеть.
-Если засыпаешь - скажи, я пойду к Рыжей. Из могильника выбраться уже не получится, но Рыжая вряд ли спит. У нее для этого слишком много энергии, - сказала девушка, стараясь не повышать голос, чтобы не спровоцировать новый приступ внимания к этой палате. По идее все должны были уже спать. Но домовцы вообще редко спали в могильнике. Если только становилось совсем тошно. В той же клетке тоже можно было поспать, при большом желании. А тут хотя бы точно знаешь, что за тобой не следят.

0

19

Ковен поморщился, когда девушка начала перечислять имена. В таких разговорах лучше вообще не упоминать имен, неправильно это. Вожак вздохнул и приложил указательный палец к губам. Глаза его были полуприкрыты и он напоминал какого-то укуренного идиота, который видит уже пятый сон.
-Я вообще ничего не считаю, касательно этого... - мягко проговорил парень и он действительно понятия не имел о том, какое сознание у этих людей. -Если меня бросает на ту сторону, то почему существ с той стороны не могло однажды бросить сюда? - задал он очень простой вопрос и расплылся в улыбке. -А что если их бросило очень давно... Еще до того, как они попали в Дом? Или ты думаешь, что вход только один, так же как и выход... - на этом он замолчал на очень долгое время, прикрыв глаза.
Ресницы Ковена дергались, словно он наблюдал какой-то сон, на деле же он просто размышлял. Иногда такие разговоры уводили далеко-далеко и даже закончив разговор, ты продолжаешь думать и проговаривать про себя.
-Да, прости, отвратительная погода, я очень устал... - наконец выдавил вожак Шабаша и почувствовал себя стариком.
Больше он не сказал ни слова, только кивнул на прощание, когда зеленоволосая покидала его палату,  а потом провалился в глубокий сон.

0

20

На сей раз уже мягко заткнули ее, но возмущаться она не стала. Просто потому, что шуметь им точно не стоило, хотя подобное она точно считала необоснованным. Но она не стала шуметь или возмущаться. Посчитала, что пускай они будут квитами, пусть ее и разозлило подобное. Она только глубоко вдохнула и промолчала. Заговорила она позже, уже перейдя практически на шепот:
-Не думаю. Реальность то и дело расходится, иначе бы как кто-то оказывался там или вне ее, - пожала плечами зеленоволосая, лишь подтверждая слова парня, а не осуждая и не пытаясь сказать ему что-то наперекор. Просто потому, что их рассуждения пришли к тому, что они знают и думают одно и тоже. Сделали одни и те же выводы, посмотрев с одной и той же точки зрения. Вот только он остается существом отсюда, а она оттуда. И это делает их абсолютно разными людьми, при всей схожести мысли. Это было не грустно, но заставляло задуматься. Услышав, что и думала, Химера только соскочила с кровати. Она бы удивилась скажи он, что ему вовсе не сложно и дальше разговаривать. Но нет. Никаких удивлений и открытий. Впрочем за эту часть ночи ей вполне хватило того, что она и так узнала. И теперь ей предстояло не раз подумать о сделанных выводах. Но вряд ли у нее было мало времени, скорее наоборот.
-Я все таки ошиблась на счет тебя, Ковен. Тихой ночи, - сказала она у двери и открыв ее, выскользнула в коридор и поспешив в сторону палаты Рыжей.

0


Вы здесь » Дом, в котором » Архив » 4.09.2014 Могильник