Дом, в котором

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом, в котором » Настоящее » 04.09.2014 г. По неведомым дорожкам


04.09.2014 г. По неведомым дорожкам

Сообщений 1 страница 20 из 20

1

Игроки: Чумка, Рыжий, Сфинкс, Рыжая, Русалка
Дата отыгрыша: 04.09.2014 г. Вечер

Отредактировано Сфинкс (2015-05-12 18:43:28)

+1

2

Апельсин наверняка был сладкий. Или вкусно-кислый. Большой, сочный, он едва помещался в маленькую ладошку Чумки. Приятно уставшая после загруженного дня, с охапкой новых идей в родном дневнике, она всей душой и резвыми ножками стремилась в свою комнату, параллельно любуясь цитрусом, выданным на полдник. Художница не сводила с него зачарованных глаз всю культорологию, мечтая о том, как будет чистить его и с наслаждением отправлять в рот дольку за долькой. Чумка обожала апельсины. Правда, некоторую проблему составляла их чистка - кожура больно въедалась под ноготь, но это даже трудно было назвать стоящим препятствием.
Вынырнув из-за угла, девушка, наконец, оторвала взгляд от фрукта и перевела его на пейзаж за окном. Сентябрь в этом году был приятным. Восточный ветер, не холодные ночи, радовавшие глаз ржавые листья. Творческая часть Чумки ликовала. Давно у нее не было такого хорошего настроения.
Поправив лямки вязаной заплечной сумки или даже, вернее сказать, рюкзака - подарок Спицы -, блондинка уверенно двинулась вперед, мягко шаркая подошвами верных ботинок. Который месяц она подумывала попросить Крысу принести ей кеды, но никак не получалось. Запас красок и карандашей тоже был на исходе. Мысленно занеся этот пункт в свой список дел на ближайшую неделю, Чумка рассеянно начала спускаться по лестнице.
Вечер обещал быть тихим.

Отредактировано Чумка (2015-04-11 16:38:42)

+2

3

Настроение было совершенно поганое. С Ночи, Рыжий так и не успел дойти до сёстры. Вначале он оттягивал время, пытаясь решиться, а после банально не мог, чёрт бы побрал Ральфа с его заскоками.
А вот сегодня... Только он было направился в сторону Могильника, как добросердечные Логи вякнули о том, что Рыжей там уже и след простыл.
- Красота, - выругался про себя крысиный вожак. Вот она показательная любовь и раскаяние. Порезал и даже не навестил за все это время.
Никак не шёл из головы Лорд. Как бы Рыжий не относился к нему, но надо было отдать должное, шкуру он ему все же спас.
Вообще Дом медленно превратился в скопище событий из которых вылезти Рыжий никак не мог.
В женское крыло крысиный вожак направился не сразу. Вначале он все же уверенно шёл к сестре, но в последний момент передумал. С ней нужно будет поговорить. Поговорить, а не вешаться на шею и молить о прощении. В своих силах парень был не уверен.
А ещё был Лорд и совесть. И это внезапно чувство кричало о том, что сестру придётся уступить. Закрыть рот и временно уйти в тень, потому что жертва Лорда напрасной быть не должна.
Рыжий остановился посреди коридора и снова направился в сторону женского крыла. На этот раз уже к Габи.
Возможно, идея была и глупой, но она показалась парню отнюдь неплохой. Нужно просто перекинуть себя. Занять собственные мысли. Заставить себя. Он уже поднимался по лестнице, когда взгляд зеленых линз наткнулся на Чумку.
С Чумкой Рыжий был незнаком. Это было удивительно, потому что Рыжий предпочитал знать всех и вся, а в женское крыло ходил уже как к себе домой.
Он остановился и окинул девушку внимательным взглядом сверху вниз.
Габи однозначно проигрывала. Рыжий, отчего-то подумал, что если б он вздумал сейчас действительно влюбиться, то это был бы идеальный вариант. Ключевым было - если бы...
- Бонжорно, сеньора! - решив что-то для себя улыбнулся крысиный вожак, отвесив шутливый поклон. - Не поздно для вечерних прогулок?

Отредактировано Рыжий (2015-04-11 22:09:15)

+2

4

Эхо шагов Чумки на лестничном пролете внезапно стихает, но зато прекрасно слышится другой, более тяжелый и уверенный. Девушка неприятно ежится - никак не может привыкнуть к новому Закону, к чужакам на территории девочек. Чумка не водится с мальчиками; у них взаимное недопонимание.
Рыжий цвет почти больно жжет светлые глаза девушки. Она буквально шалеет от буйства красок в этом человеке - зеленый, красный, въедливо рыжий ляпают на ее радужку запоминающимися пятнами. Чумка не пытается угадать незнакомца, таких в целую жизнь до конца не узнаешь.
Голос у парня, что ожидаемо, на порядок ниже любого девчачьего. От этого у Чумки внутри что-то предательски екает. Она испуганно вскидывает на него глаза, но через секунду отводит. Перепроверяет, к ней ли обращаются, а не поздно ли слиться с ближайшей стенкой? Блондинка косится на левую часть лестницы, у старых перил, где, если постараться, можно было бы прошмыгнуть мимо этого рыжего. Но Чумка примерзает к месту, наблюдая за манерным выступлением на нижних ступеньках. Пора перестать шарахаться от всех, да? Чумка глухо сглатывает.
- И Вам доброго вечера, - в душе художница надеется, что ее голос не понравится парню, и тот уйдет. Но второй вопрос, с какой-то странной непривычной подоплекой, тревожит ее, и она спешит поскорее избавиться от жужжащих мыслей. - Я как раз в спальню иду.
И Чумка закрывает рот, на грани того, чтобы залиться предательской краской. Ничего такого, не считая чужой душащей заботы о ее детской безопасности. Блондинка утыкается взглядом в чужую татуировку, пытается оценить ее со своей особенной точки зрения, но позже, посчитав это неприличным, отворачивается, опускает голову.
Вечер перестает быть тихим.

Отредактировано Чумка (2015-04-13 21:45:46)

+1

5

Рыжему это казалось забавным. Лёгкий румянец на щеках, тихий голос. Само очарование и полная противоположность одной взбалмошной огненноволосой девице.
- Хватит! - оборвал себя Рыжий. Ты думаешь не о том.
В голове эхом прозвучал прокуренный смешок Габи и губы крысиного вожака сами разошлись в улыбке. Да, сегодня он нашёл себе куда более интересное развлечение.
- И не страшно ходить темными коридорами? - Рыжий оскалился, делая шаг навстречу. - Мало ли, кто может скрываться в тени...
Он не собирался обижать девушку, планы на вечер изменились, но лишь слегка.
- Нет, разве я могу допустить, что бы сеньора подвергалась опасности? - Рыжий протянул руку, упираясь в стену и преграждая девушке путь.
На самом деле все это было нелепо. Общество девушек Рыжего не смущало, но что-то неуютное все равно сидело внутри. Все его шутовство, показушность, уловки, все появлялось из той неловкости, которую испытывал парень, из некой трусости. Глупая компенсация собственного "я". Сестра, Сфинкс, Мертвец - с ними он мог быть собой. Мог, но не хотел.
Зелёный мир, искаженный линзами - два разных человека в одном теле.
Рыжий тряхнул головой, отгоняя нелепые мысли. Он шёл избавляться от собственных привязанностей? Забыться? Вот он шанс, а значит надо выкинуть неуместное из головы.
Оскал стал ещё шире, Рыжий протянул руку.
- Пожалуй, у меня не остаётся выбора, - наигранно-обреченно протянул парень. - Сегодня я буду вашим телохранителем, красавица.

+1

6

Темные коридоры, которые до этого никак не трогали Чумку, вдруг действительно стали обиталищем различных маньяков. Настолько правдивым был голос этого незнакомца. Парень шагнул навстречу, и девушка едва удержалась, чтобы не сигануть обратно на этаж. Она неловко переступила с ноги на ногу, крепче сжала в руках апельсин.
Рыжий сделал движение, преградив блондинке путь. От этого Чумка хотела было возмущенно посмотреть на него, но лишь неверящим взглядом вперилась в протянутую руку. На пугающий оскал девушка боялась смотреть, хотя заметила его краем глаза.
Такого телохранителя стоило бояться больше, чем любого преступника.
- Не волнуйтесь, я сама... - Чумка свела светлые брови; между ними залегла суровая морщинка. Чумке хотелось бежать куда-нибудь подальше: вперед или назад, не имеет значения. Впереди маячили чужие плечи и холодные пролеты. Сзади - тупиковый этаж и запертые кабинеты.
Художница нервно облизывает пересохшие губы.
Пока что этот рыжий не сделал ничего дурного, но в Чумке все напряженно и выжидающе сжалось, готовясь ко всем возможным вариантам.
Висит давящая тишина. Чумка хочет вцепиться в нее, хорошенько растянуть и, наконец, с треском порвать. Она вдруг тянет уголки губ вверх, пересиливая себя, и сама протягивает левую руку, испачканную ручкой и красками, вперед. В ней красуется апельсин.
- Хотите?

+1

7

Рыжий усмехнулся. Апельсин полностью занимал маленькую девичью ладошку. Парень осторожно провел по худой руке, от сгиба локтя, вниз, сгибая пальцы девушки вместе со своими, осторожно сжимая яркий фрукт.
- Тебе витамины нужнее, - протянул Рыжий, не отпуская руку и нагло переходя на "ты".
Наивность девушки его слегка раздражала. Он привык уже к громким, скандальным и истеричным дамам. Габи, не стесняясь, кидала в стену вещи и могла дать в лоб, если что было не по ней, Рыжик в замешательстве – совсем редкость. Не одна из девушек Рыжего не вела себя как маленький ребенок и это слегка выбивало из колеи. С другой стороны, Крысиный Вожак был не последним человеком в доме и если этот ребенок еще не удрал, сверкая пятками, то можно было поиграть еще немного. Не бывает ведь, что бы девушки, действительно, были настолько наивны?
Оскал стал шире. Рыжий сделал шаг вперед, цепко хватая пальцами свободной руки за подбородок девушки.
- Коридоры со мной кажутся тебе безопасней? – протянул парень, намекая, что они все еще не сдвинулись с места. Впрочем, разве это теперь имело значение?
Рыжий чуть приподнял лицо девушки, подставляя его под слабый свет, внимательно вглядываясь в свою юную жертву. Кожа под пальцами была гладкой и теплой, он легко провел вдоль скулы, убирая за ухо выбившуюся светлую прядь.
Вторая рука, наконец, выпустила несчастный фрукт, вместе с пальцами девушки и тут же, будто так и надо, приобняла за совсем тонкую талию.
- Хочешь, расскажу тебе сказку, милая? – улыбнулся Рыжий, близко наклонившись к лицу и, продолжая удерживать девушку за талию, не давая ей отстраниться, поднял линзы очков.

+2

8

Тактильный контакт - табу. Чумка по поводу этого никогда даже не размышляла, приняла это как-то раз как должное и с тех пор следует. Девушка открыть рот не успела, не то что отшатнуться, когда почувствовала тепло на внутренней стороне руки. Глазами проследила за движением мужских пальцев, сжавших собственную ладонь. С ума сойти.
- Спасибо, - жалкий писк. Мозг, кажется, вот-вот откажется воспринимать информацию. Новый незнакомый, что само по себе удивительно!, нарушал любые нормы приличия. У художницы пробежала шальная мысль по поводу их неоглашенных имен, но это было бы запоздалой глупостью.
Пальцы другой руки парень вдруг переместил на подбородок. У Чумки мгновенно сохнет во рту. Она видит несколько рыжих волосков так близко, что еще чуть-чуть и сможет рассмотреть их на молекулярном уровне. Очередной вопрос бьется в висках девушки, но язык не способен что-либо ответить. Она видит как двигаются глаза за зелеными стеклами, исследуя ее лицо, но рассмотреть их цвет или зрачок нельзя.
Талия оказывается окольцована второй свободной рукой. Для Чумки чужая ладонь будто жжет сквозь кофту; она отмечает на периферии сознания, что рука не в пример больше любой женской. Непонятный стыд разливается внутри заторможенным чувством. Блондинка знает, что надо бежать, но тело сейчас не подчиняется мозговому центру.
Нерасказанная сказка вдруг отходит на второй план, когда зелень очков перемещается чуть вверх. За тонкими линзами самые красивые глаза из всех, что Чумка видела. Уже не кажется важным отцеплять чужие руки с тела - она вся там. Слегка склонив голову, не моргая, вглядываться, удивляться рисункам и трепету ресниц. Потрясающе. Вернее, все это без слов, одними эмоциями, которые можно, разве что, зарисовать, хаотично и честно.

+2

9

Сентябрь месяц грусти, тленности и созидания мира без розовых очков. Так сегодня выразился Табаки, когда четвертая вернулась с уроков. Это был скучный день без происшествий, еще ни одного инцидента за весь день. Что-то странное, непривычное и непонятное, значит, ночь обещала выдаться чем-то занимательным для домовцев, и Шакал ждал этого момента с неописуемой бодростью. Его активность лилась через край, поглощая всех состайников и Сфинкса, который решил спрятать от выкриков Шакала на койке Горбача. Безрукий понимал, что вся эта жизнерадостность и открытость лишь маска, которую пытался сохранить не только колясник, но и вся стая. Официально четвертая носила траур по ушедшему в Наружность Лорду. Много нервов попортили четвертой другие стаи, а в особенности Логи, пытаясь выяснить причину по которой Золотоголового увезли за пределы Дома, но их порывы сдерживал Лэри. Два дня Серый Дом стоял на ушах, с началом уроков об инциденте начали потихоньку забывать, оставляя Сфинкса в так нужном ему умиротворении. После похода в Изнанку зеленоглазому начали сниться те старые кошмары, связанные с Лосем, Волком и Стальнозубым. Белый кораблик носового платка преследовал парня во всех снах, стоило ему задремать хоть на минуту.
Снотворное не давало никакого эффекта, и лишь вчера недолгая прогулка помогла Сфинксу уснуть крепким сном; он даже не заметил, когда вернулся Слепой, что случалось очень редко. Сегодня парень намеревался прогулять до Тихого места, и теперь шел по коридору второго этажа, разглядывая стены и вылавливая из разномастных надписей самые свежие и важные. Сфинкс завернул за угол, собираясь поставить правую ногу на ступеньку, как услышал мужской голос. До боли знакомый голос. Сам не зная по какой причине, Сфинкс прижался спиной к стене и, старясь оставаться незамеченным, начал следить за происходящем. В течение нескольких секунд он распознал поздних домовцев: это были Рыжий и Чумка. Что свело их вместе в столь поздний час интересовало безрукого, но не настолько, чтобы лезть в личную жизнь. Он уже собирался выйти из своего убежища, как заметил странное изменение в позе силуэтов: более высокая на вид, прижимала к себе маленькую, приподняв голову за подбородок. Вроде бы ничего страшного в действиях: парень прижимает к себе хрупкую девушку, их лица вот-вот сойдутся в страстном поцелуе, если бы не… Рыжий сильно нависал над Чумкой, его рука приподнимала линзы очков, и Сфинкс знал, что может произойти прямо здесь и сейчас. Из этого угла обзора, казалось, что девушка была в безвыходном положении: ее спина упиралась в стену, и блондинка медленно соскальзывала вниз, а рука Вожака Крыс не давала ей сбежать. Зеленоглазому слышались мольбы о помощи; тихие, еле различимые. Распаленный усталостью и долгими ночами без сна мозг воспроизвел в голове Сфинкса самую ужасную картинку, которую он мог только себе представить. Безрукий поморщился от увиденного.
- Ему не хватило Ночи, и он решил окончательно вылететь из Дома. Придурок!
Зеленоглазый знал Чумку. Пусть Сфинкс и не был с ней слишком близок, чтобы зваться другом, но он не мог позволить, чтобы Рыжий сделал что-то с девушкой. Особенно, когда она была против. Если сейчас поблизости окажется кто-то из воспитателей, например Ральф для сгущения красок, то Рыжему влетит так, как не влетало никогда.
Безрукий следил за парочкой, размышляя, как бы ему поступить. Ясное дело, что Рыжий может продолжить сразу же на следующий день после выговора Сфинкса, так что единственным верным решением была Рыжая. И парень уже разворачивался в сторону другой лестницы, как его кроссовок задел невесть взявшуюся откуда-то бутылку, с грохотом покатившуюся вниз по лестнице.
- Твою мать, - прошипел Сфинкс, уже твердо ступая на лестницу. – Что вы делаете так поздно в коридорах? Не слишком ли опасно разгуливать ночью в таких местах? Особенно ты, Рыжий. Где твое благоразумие? Потерял над собой контроль и впал в детство?
Вопросы полились из Сфинкса непрекращающимся потоком, в котором чувствовалось недовольство вперемешку с сильной усталостью.

Отредактировано Сфинкс (2015-04-26 18:54:43)

+1

10

Рыжий любил волшебство. Ту тонкую грань реальности и чего-то большего. В груди разливалось приятное тепло. Вот он момент истинной магии, когда не имеет значение, кто ты и кто тот, другой, когда пропадает зелень перед глазами, меняясь чем-то более глубоким, когда все остальное становится лишним. Рыжему казалось, что он мог бы бесконечно долго растягивать такие мгновения, но как редко они встречались! Безумно тяжело выудить необходимую тебе эмоцию от некоторых людей…
На секунду мелькнула ассоциация с совсем другой девушкой. Более грубые черты лица, яркие краски даже через зеленые линзы. Рыжий скривился лишь на мгновение и подался вперед.
- Твою мать. Что вы делаете так поздно в коридорах? Не слишком ли опасно разгуливать ночью в таких местах? Особенно ты, Рыжий. Где твое благоразумие? Потерял над собой контроль и впал в детство?
Губы лишь мимолетно коснулись губ, Рыжий раздраженно дернулся, мазнув девушку по щеке и повернулся к Сфинксу. Руки парень убирать не собирался, тонкая талия приятным теплом грела ладонь.
Крысиный вожак скрипнул зубами, окидывая взглядом незваного гостя и нехотя разжал руки. Очки вернулись на свое законное место.
- Мудрый, - выплюнул Рыжий, - А тебя стучаться не учили?
Вполне обоснованное возмущение неприятно заскребло в груди. Тонкая магия, разрушенная чужим вмешательством! Да как бы Рыжий не относился к Сфинксу, разве имеет зеленоглазый права вот так вмешиваться в то, что его не касается?
- Ты совсем зарвался, я посмотрю, - недобро оскалился рыжий. Оскалы, тщательно отрепетированные перед зеркалом, отличались лишь мимолетно, зато настроение парня передавали с превосходной точностью.
Сфинкс был прилично выше, шире в плечах, но безусловно спокойнее. Еще бы… У Рыжего за спиной была ненормальная стая, треплющая нервы с поводом и без, порезанная сестра, с которой он так и не помирился и разговор с Ральфом. Груз ответственности, который взвалили на плечи Лорд с Рыжей, не выдав его. Разрушенная магия утешения. Все сразу и скопом. Рыжий закипал долго, по капле впитывал в себя все, что подкидывал ему Дом с начала этого года.
Драться со Сфинксом? Боже, да еще неделю назад, когда эта глупая мысль мелькнула у него тогда, на Изнанке, Рыжий чувствовал стыд и страх. Как бы не считал Дом, Крысиный вожак был вовсе не сторонник насилия. Образ – да, но что еще ему оставалось среди Крысятника…?
Сегодня ж все было иначе.
Рыжий сам не понял, как он оказался так близко к старому другу. Кулак сжал ворот рубахи зеленоглазого. Быстрые движения растягивались, парню казалось, что он движется медленно, что воздух стал плотным, будто кисель.
- Заткнись, уже! – рявкнул Рыжий и кулак свободной руки впечатался в скулу Кошака.

+2

11

Как дела, Чумка? Мимо. Дни мимо, события, новости. Чужие водовороты ее не затягивают, не тащат в пучину личных дел. У нее  - картины, грязные в красках руки. У них - шекспировские страсти напополам с выдуманным горем.
А тут она в центре.
Стоит, замеревшая, ровнехонько посередине. Призрачное тепло в уголке губ, на щеке, будто привиделось. Ей бы закрыть глаза. обдумать все хорошенько, привести мысли в порядок. Она его имени не знает, вообще только видит, а тут такое. Корить если, то позже, все позже.
Сейчас вокруг клацанье крепкими зубами, рывки, напряженный повисший воздух. Чумка оборачивается вроде быстро, но рвано, не успевает за Рыжим, кинувшемся к Сфинксу. Да неужели? Чужой голос за спиной вовсе не стоит драки, верно? Но сжатый кулак врезается в мужскую скулу, и девушка невольно открывает рот. Сначала тонкий хрип, потом писк, и в конце уверенный крик. Она, роняя апельсин и сумку по пути, в три прыжка достигает верхних ступенек, протискивается между ними маленькой и жалкой преградой. Захотят - сметут и глазом не моргнут.
- Прекратите немедленно! - у девушки голос громкий, наполненный учительскими интонациями и качественно сдобренный возмущением. Блондинка тонкими руками пытается отодвинуть одного от другого, попеременно бросая отчаянные взгляды снизу вверх. Совсем не так она хотела провести вечер, совсем. Сейчас, чего доброго, сплетницы налетят, разнесут вести по всему Дому, и Чумка окажется главной героиней то ли мелодрамы, то ли комедии.
- Как маленькие. Проблем не оберетесь, - художница мимолетно бросает внимательный взгляд на скулу безрукого, смотрит, нет ли серьезных повреждений. Краснота явно показывает будущий синяк. Допрыгалась.

Отредактировано Чумка (2015-04-27 16:03:01)

+1

12

Сфинкс стоял и смотрел на Рыжего отрешенно, как будто не верил, что парень, стоящий перед ним, только что ударил его. Старый друг, который так часто поддерживал зеленоглазого, чуть ли не с остервенением саданул по лицу. Почему он так взъелся? Из-за чего? Вопросы сменялись один за другим, и Сфинкс бы до конца провалился в себя, если бы не выбитый зуб, неприятно болтающийся во рту. Было больно, очень больно, но безрукий не подал и виду, даже постарался не скривиться от внезапного удара. Рука вожака Крыс, стягивающая ворот рубашки, душила его, и парень начал немного похрипывать. Чумка, пытавшаяся вразумить обоих, отошла на второй план, ее крик и громкий голос шел фоном. Сфинкс знал, что ударь он сейчас Рыжего по ноге, то тот полетит вниз по лестнице и разобьется, поэтому решил обойтись менее ожесточенным действием.
- Сволочь… - прошипел он и со всего размаху ударил своей головой о чужой лоб. Вниз упала капля крови, потом еще одна, очки слетели к черту и укатились куда-то вниз, оповестив всех о своей кончине дребезжащим звоном. Сфинкс яростно сверлил глазами все, что ранее скрывали зеленые линзы. О, он мог бы сейчас так много сказать, так много высказать! Наконец-то зуб полностью выпал, и Сфинкс выплюнул его Рыжему в лицо.
- Совсем с катушек слетел?
Голос был хриплым, а в глазах начало двоиться, и безрукий покачнулся вперед, но вовремя выставил ногу, чтобы не упасть на Чумку. – А ты не лезь, если видишь драку, - приглушенным тоном сказал парень, вглядываясь в девушку и удостоверяясь, что с ней все в порядке. – В следующий раз и тебе может прилететь пару ласковых.
Он дернулся назад, и ворот рубашки выскользнул из цепких пальцев Рыжего. Нельзя было просто взять и уйти: во-первых, потому что оставлять Чумку наедине с взбесившимся Крысом не лучший выход, а во-вторых, сюда сейчас сбежится большая часть женского крыла. И влетит всем троим. - Господи, - Сфинкс простонал про себя, представляя появление Душечки или, не дай Бог, Крестной. А дальше их ждет Ральф, Акула, Клетка, в которой он и так побывал недавно, а потом еще и Слепой.
- Чумка, - безрукий перевел взгляд на девушку, вглядываясь в ее черты лица. – Иди к себе в комнату. И как можно быстрее… А ты, - он заглянул в темные глаза в обрамлении медных ресниц, нахмурившись от резкой боли в челюсти. – Пойдешь со мной.
Говорить получалось с трудом, но Сфинкс пытался делать слова более отчетливыми. И как так вышло? Черт его знает. Но злость и досада от произошедшего затаились в глубине Мудрого Кота, клокоча при каждом появлении старого друга в фокусе. А друга ли уже? Сфинкс не мог найти утвердительный ответ.

+1

13

Из Могильника Рыжая постаралась выбраться как можно скорее. С нее было довольно. Сочувствующие взгляды Паучих, шепотки за спиной – о том, как могла она связаться с этим психом  (Лордом, имелось ввиду) – и чувство вины. Необдуманная, почти инстинктивная просьба вылилась в отменную подлость. Рыжая не могла не защитить брата. Он сросся ей с кожей – и несмотря на то, что натворил, она не хотела становиться причиной его вылета. Соображай она лучше, наверняка додумалась бы потом сама объясниться. Соврать. Придумать любую чушь, никто бы ведь не смог доказать. Но когда она выбралась из холодных кафельных стен, дракона в Доме уже не было. И поделать с этим никто ничего не мог.
Отвратительно липкое чувство впиталось в кожу и травило день ото дня. То, что брат не появлялся, добавляло свое. В Могильнике она еще было ждала, что придет, надеялась, что осознает. И – пожалуй – попыталась бы простить. Хотя бы попыталась. Но… Могильник весь вышел, сменился на женское крыло, а Рыжего носило где-то в иных широтах. Ждать сестра перестала, откинув это занятие за бесполезностью. За что спустя десяток лет ее так легко выбросили из своей жизни, думать не хотелось. Но приходилось, потому что сил на активное движение никак не находилось, а спать сутками не давали то и дело забегающие девчонки. Прокрутив все с десяток раз, она попросту разозлилась.
В коридоре слышалась неясная возня. Раздражало все, и Рыжик сползла с кровати, собираясь щедро наорать на ту дуру, которая учинила тут шумиху. Длинные рыжие волосы были взъерошены, беспорядочно рассыпались, выбравшись из растянутой резинки. Руку она прижала к ноющему боку, все еще перемотанному – очень даже аккуратно, с помощью Русалки. Белые бинты прятались под великоватой полосатой матроской, съехавшей с одного плеча и доходящей до середины бедра.
-Да вы тут совсем! – с порога рявкнула девушка и тут же остановилась, завидев до боли знакомую фигуру. Рыжий как раз убирал лапы с талии белобрысого задохлика. Чумка. Ну кто бы мог подумать. Значит к этой бледной немощи на свидание он притащиться время нашел, а навестить сестру счел лишним… Ну конечно же, подумаешь, какие мелочи – всего лишь с раннего детства вместе. Куда уж ей такого внимания!
Драку предотвратить, естественно, Рыжая не успела – шла она достаточно медленно, бок давал знать – мешал передвигаться как обычно. На брата она даже не посмотрела, подчеркнуто проигнорировала, расчетливым движением вцепляясь в волосы девке, глупо попытавшейся влезть между дерущимися парнями.
-Никто. Никуда. Не. Идет, - прошипела девушка, больно дергая за накрученную на руку прядь. – Что, некуда было с хахалем своим запрятаться? Совсем крыша поехала от недотраха? Так давай, Крысятник к твоим услугам, - Рыжик брезгливо сплюнула, раздраженно мотнула головой. – Дура.
Толкнув незадачливый предмет воздыханий братца в сторону, девушка перевела темные глаза на Сфинкса, сощурилась, тронула рукой челюсть – вроде на перелом не походило. Тут же досталось и ему: - А ты куда лезешь, рыцарь? Давно по морде не получалось, нравится тебе, что ли? Или тебе тоже этой дохлятины попробовать захотелось? Так вы б хоть не перед носом у Русалки свои петушиные бои затевали.
Единственный, кому не досталось ни слова упрека, был брат. Не потому, что он не виноват. А потому, что когда окончательно наплевали в душу, не хочется ничего, даже ругаться. Зачем переводить слова, если поступки все говорят достаточно честно и прозрачно?

Отредактировано Рыжая (2015-04-27 20:13:53)

+1

14

День не задался с самого утра, тоскливое серое небо навевает на Русалку тоску  и она тихонечко сидит на своей постели, разложив вокруг нитки и бусины, выплетает причудливый узор. Это не жилетка и не свитер, просто большое переплетение — почти судьба. К вечеру она станет по размеру, как плед, а к ночи Русалка ее аккуратно расплетет и смотает в аккуратные клубочки.
Русалка молчит, чтоб не нервировать Рыжую, которой с самого дня возвращения не нравится решительно все. Русалка жалеет ее, исподволь, не говоря ничего вслух. У нее есть Сфинкс, а у соседки явно на душе кошки скребут, после случившегося с Лордом. Плясать на костях чужого горя — жестоко, она никогда так не поступит. Вместо этого она бегает в столовую, принося еду, иначе бы Рыжая и не есть не стала, утром аккуратно перебинтовывает заново, ежась, когда приходится рисовать поверх не очень аккуратно заживающей раны йодом или зеленкой, что притащит Паучиха. Разрисованная Рыжая не похожа на индейца, она похожа на труп, как ее не одень и не накрась. Русалка не знает, почему, а спросить выходит очень неловко, все равно больно будет от воспоминаний.
Шум в коридоре ее не удивляет, в девичьем крыле всегда царит неразбериха. Одни собираются на свидания, другие сплетничают, третьи утешают четвертых, которым разбили сердце. Недовольно ворчит Кошатница и Русалка укоризненно бросает на нее взгляд, Рыжая сейчас снова раскричится, как утром, когда пришли девочки и принялись расспрашивать, где ее брат и из-за чего они поругались с Лордом. Русалке тоже любопытно, но она молчала, опасаясь услышать в ответ то же, что и остальные.
Но Рыжая удивляет белокурую девчушку, когда встает и идет к двери, за которой шум становится менее ясного происхождения и Русалка вскакивает, бросает вязание, шлепает босыми ногами по полу, цепляется широкими подвернутыми джинсами за торчащий из порога гвоздь, пытается выглянуть из-за плеча более высокой Рыжей, когда та ругается на кого-то, пока не видимого. Она идет вперед и Русалка наконец-то получает угол обзора, но тут же об этом жалеет, с испуганным вздохом-вскриком зажимая ладошкой рот. Перед ней разворачивается сцена драки, и если Чумку она замечает далеко не сразу, то ей даже осознавать страшно, что прямо здесь драку учинили Рыжий и Сфинкс.
Русалка срывается с места, бросается к Сфинксу, в глазах мечутся растерянность и непонимание. Они ведь дружили, что могло произойти? Ей не понять такого. Русалка тянется, едва не подпрыгивает, вытирает тоненькими пальчиками с губы парня кровь от выбитого зуба, проводит тыльной стороной ладошки по щеке, пытается понять, вернее убедиться, что все хорошо. Рыжую она не слушает, но когда та откровенно хамит, Русалка нервно морщится, обращая глаза на нее и хмурясь.
Нет, она не воспринимает всерьез сказанное ею. Разозленная Рыжик может сболтнуть любую глупость, но Сфинксу Русалка доверят.
-Расскажи, что случилось? - тихо шепчет девчушка, оставляя брата и сестру разбираться. Ее царапает то, что Рыжая Рыжему не произнесла ни слова, не похоже это на нее... Но лезть в чужую жизнь ей неловко, вот она и помалкивает, произнося только одну фразу к соседке по комнате, и ту, запоздало, когда светленькие волосы Чумки уже на свободе.
-Не трогай ее пожалуйста, - звонкий голосок Русалки звучит встревоженно. Ей не нравится то, что затевается в коридорах девичьего крыла. Нужно бы разойтись, да только вряд ли это удастся сейчас...

+1

15

Рыжий был взбешен. Удар друга отдавался в голове звоном и парню оставалось лишь благодарить за то, что все еще припухший нос не пострадал снова. Линзы, тихо звякнув, улетели вниз и Рыжий нервно облизал губы. Слишком много красок. Такое скопление разных цветов уже стало символизировать начинающийся хаос.
Если подумать, то с чего все это началось. С нелепой привязанности к собственной сестре. Разве Сфинкс не видел этого? Разве не Сфинксу он почти признался в том, что произошло в Крысятнике?
- Я не с катушек слетел, о нет! – Крысиный вожак дернулся вперед, пытаясь вцепиться в ворот повторно, когда Чумка препятствием вклинилась между.
Парень остановился. Маленькое хрупкое тело девушки на пути к человеку, который предал его.
- Ты знал, - оскалился Рыжий.
- Ты знал чувствах. Знал о Ральфе. Ты знал и не пришел. Ты знал и ничего не сделал.
Это наивные детские мысли, это парень понимал четко, но ничего не мог сделать. Когда-то в детстве Рыжик опекала его, не давала в обиду и дула на царапины. Потом Сфинкс, знакомый с детства. А теперь…? А что у него, собственно, осталось теперь? Сестру он потерял, он даже в глаза смотреть ей не мог, а лучший друг не появлялся на горизонте до тех пор, пока Рыжий не начал искать утешение.
Горло сдавил нервный смех, и парень протянул руку, чтобы подвинуть Чумку в сторону. Кто-кто, а она была не виновата в том, что происходило. Пальцы почти коснулись тонкого плеча, когда напряжение разрезал до боли знакомый голос, а девушку потянуло куда-то назад.
- Рыжик.. – выдохнул Рыжий, смотря перед собой. Повернуть голову было выше его сил, протянутая рука замерла в воздухе.
Сколько можно было трусить? Сколько можно было прятаться за зеленью линз?
Рыжий слегка развернулся, перехватывая сестру за запястье, немного запоздало, цепкие пальцы уже выпустили белые пряди, но лучше так, чем ничего.
Показное равнодушие не прошло мимо. Рыжий был вовсе не слепой, но сердце предательски екало. Ему не было дела до грубых слов, до Сфинкса, до показательных акций – сестру он знал хорошо. Именно сейчас Рыжий понимал как сильно он был неправ. Да как он мог думать, что не стоит к ней идти? Как он не мог решиться? Что за глупости?
Под пальцами теплая кожа и уголки губ сами поползли вверх. Без очков Рыжик ярче. Он окинул ее взглядом, отмечая напряженную фигуру и бледный вид. Это он был во всем виноват, безусловно…
Взгляд машинально окинул всю набежавшую компанию.
Рыжий наткнулся взглядом на Чумку, будто споткнулся. Милый маленький ребенок. Добрая девочка. Вот то, что могло бы его утешить, то, что было бы светлым пятном. То, что он решил. Так какого ж черта он не бежит ее утешать?
- Успокойся, - тихо выдохнул внезапно остывший Рыжий. Упрямо щемило в груди. Парень закусил губу и низко опустил голову. Нужно было что-то сказать или сделать, но что…?
Голос Русалки раздался откуда-то из-за спины и парень слегка поморщился. Его упрямо раздражала "святость" кошака, в которой так многие были уверены.
- Смотри аккуратно, - еле слышно выдал Рыжий. – Меня он предал, тебя тоже, кто знает, что будет дальше… - взгляд снова поймал зеленые глаза. – В следующий раз плотнее закрывай двери. Облик святого портишь.
Зачем упоминать о блондинках и подсобках? Сфинкс не дурак, а Рыжему всегда везло на нелепости. То, что Русалка не пустит "рыцаря" в повторный бой парень не сомневался, да и самому ему было чем заняться.
Взгляд снова запутался в тяжелых рыжих кудрях.

Отредактировано Рыжий (2015-04-27 23:02:31)

+1

16

Если выражаться научным языком, то, наверное, Чумка была социопатом. У нее кружится голова от такого количества людей - незнакомых и малознакомых, тех, с  которыми сталкиваться вовсе не хотелось. Она прыгает взглядом с одного лица на другое, видит кровь на губах Сфинкса. поломанные, треснувшие очки Рыжего под ногами, огненную гриву Рыжей. Но это все быстро, не моргая. Она не успевает последовать совету безрукого и уйти.
В коридор вываливается злая, растрепанная Рыжая. На какой-то миг Чумке хочется извиниться за причиненные неудобства - все же, это она так кричала, - но это до того момента, как женские руки вцепляются ей в волосы. Если подумать, не так уж больно. Во всяком случае, хлесткие слова летят в блондинку куда больней. Она не смотрит на Рыжую, не пытается вырвать прядь волос из ее руки. Кожу головы жжет, но эта боль глухая, далекая. Чумка старается переварить сказанное в сердцах, на эмоциях. Это обо мне? С ним? Слова кажутся грубыми, некрасивыми, колючими. Девушка морщится от них, почти забывая, где она.
Ее отталкивают, совершенно не заботясь, куда она может улететь. Чумка впечатывается в холодную стену, вжимается лопатками в шершавую поверхность, изо всех сил желая слиться с нею. Она вовсе не хочет плакать, что странно. Она не тянется рукой проверить выдранный или невыдранный клок волос. Художница растерянно смаргивает, опуская глаза, слышит голоса на фоне. Кажется, в коридоре появилась и Русалка, пытающаяся предотвратить конфликт. Русалка ей нравится. Чумка не хочет, чтобы о ней кто-то думал плохо.
Блондинка на удивительно твердых ногах пятиться, спускается, подбирая сумку и апельсин. Ей делать здесь больше нечего. Она, на самом деле, должна быть обижена на Рыжую, но знает, что та не зла или зла не по-настоящему. Если же она вправду создает такое гадкое впечатление, то тогда точно пора бежать.
Не разлепив губ, не взглянув ни на кого прямо, девушка тихонько спускается вниз, оставляя за собой неудавшийся вечер.

Отредактировано Чумка (2015-04-28 17:48:51)

+1

17

На руке сомкнулись пальцы. Рыжая на секунду вытянулась, как вытягивается дикий зверек, когда его свободу внезапно что-то ограничивает. Кто это сделал, ей известно прекрасно, но она даже не повела взгляд в ту сторону. До поры, до времени. Пока не прозвучало отвратительно-примирительное «успокойся».
-Руку. Убери, - отчетливо разделила слова точкой девушка, медленно поворачивая голову в сторону брата и встречая взгляд чисто-шоколадных глаз. Ее таким не проймешь. Ее не взять, как глупую Чумку, на один только открытый, без примеси зелени, взгляд. Не дожидаясь, пока отпустят, Рыжая попросту вырвалась, поморщившись от неприятного ощущения в боку, движение вышло излишне резким.
-Вспомнил? – холодно спросила Рыжая, тихо-тихо, не громче разговоров Русалки. Ей муторно, от всего происходящего. И от того, как косится брат на эту замухрышку-девчонку, еще и злоба брала. Девочка нажила себе врага, сама того не понимаю, Рыжая теперь нескоро забудет и этот вечер, и весь спектр чувств, которые подарила ей живописнейшая из ситуаций.
-Беги за своей подстилкой, чего встал? – кивнула девушка на поспешно ускользнувшую Чумку. – Ты же к ней пришел, так давай. Неужели Крысятник не порадуется новому трофею?
Фразу про предательство она просто пропустила мимо ушей, разбираться еще и с чужими проблемами в ее планы не входило. Рыжая хмуро усмехнулась, рассматривая виноватое лицо брата. Вот только перед кем виноватое? Предпочтительным казалось не знать.
Слова оставляли отвратительное впечатление, и от ситуации, и от себя самой. Рыжая покачнулась с носка на пятку, пожала плечами, пошла к комнате, нырнув в собственные мысли. На ходу пошарила по тумбочке, ухватила пачку сигарет с заткнутой внутрь зажигалкой, сунула нос в душевую и с облегчением поняла, что там никого. Туда и влезла, опираясь плечом на вторую половинку открытого окна и прикуривая чуть вздрагивающей рукой.

Переход

Отредактировано Рыжая (2015-04-28 19:15:24)

+1

18

Можно было предугадать появление кого угодно из-за поднявшегося шума, и Сфинкс знал, что кто-то непременно появится в скором времени. Но чтобы это были Рыжая и Русалка… Дом точно решил поиздеваться над всеми разом: над Рыжим, который так и не сходил к сестре; над Чумкой, которой не за что прилетело от огненоволосой; и Сфинксом, который теперь смотрел в глаза своей девушке, чувствуя осколок злости, просочившийся ему от слов Рыжего. Он понял, к чему клонит вожак Крыс, и ему это не понравилось.
- Знал, но не забывай, я тоже не святой.
Сфинкс сухо сказал последнюю реплику уходящему Рыжему. Он знал, что парень услышит его, и не было причины кричать вслед. Предал? Теплая и приятная ладонь грела покалеченную щеку, и безрукий невольно прижался к девушке, прикрывая глаза. Боль постепенно начала уходить, а после нее пришло долгожданное умиротворение, пусть и не такое приятное, каким могло быть без этой нервотрепки. Вряд ли ссора закончится лишь парой ударов, так что оставалось лишь ждать новых выпадов со стороны Рыжего. Чумка испарилась, и Сфинкс тяжело вздохнул: все-таки она пострадала не по своей вине, и это было нечестно. Но кто будет сейчас разбираться в том кто прав, а кто виноват?
- Может, присядем? – он мягко улыбнулся Русалке и склонил голову в сторону матрасов, разбросанных чуть поодаль от лестницы. Там всегда можно было прилечь и укрыться от насущных дел. Зеленоглазый редко бывал в крыле девушек, и чувствовал себя не очень уверенно в здешних краях, но рядом с Русалкой ему не надо было бояться этих непривычных взору стен.
- Ты правда хочешь знать, что сейчас произошло? – Сфинкс понимал, что задавать такой вопрос бессмысленно, и, присев на край клетчатого матраса, начал пересказывать историю этого вечера. Тихим голосом, немного прикрыв глаза от усталости. Столько событий смешивалось в одну ужасающую воронку, засасывающую всех, кто находился поблизости.
- Все началось с того, что я решил спуститься во двор, - усмехаясь своим словам, начал безрукий. Сначала он хотел всего лишь прогулять и подышать свежим осенним воздухом, а вышло все наоборот. Как будто кто-то наложил на него проклятые чары. – А встретил Рыжего, пристающего к Чумке.
В голове всплыли неясные силуэты в темноте лестницы, которые так заинтересовали Сфинкса. Их тихий разговор, потом снятые очки…
- Ты же понимаешь, я не мог просто пройти мимо. Проблема даже не в том, что он решил поприставать к девушке, а в том, что заметь его кто-то из воспитателей около женского крыла, то проблем из-за этого будет предостаточно. Если честно, - парень хмыкнул, немного отвернувшись от лица Русалки. – Я сначала решил уйти и оставить их вдвоем, но меня выдала бутылка, каким-то чудом оказавшаяся возле меня. Так что деваться было некуда.
Он вытянул ноги вперед и зевнул. Глаза уже начали слипаться, и Морфей обещал ему глубокий и беспробудный сон за последние несколько дней. Сфинкс положил голову на плечо девушки, сладко прикрыв глаза. – А результат ты видела сама.

+1

19

Русалка с облегчением захватывает угловым зрением, что продолжения драки не будет. Ей неловко находиться в центре чужой истории, но и оставаться в стороне не хватило сил.
Она все так же тянется к Сфинксу, прижимаясь к нему, перетекая в него и из него, когда первой ускользает Чумка (ее длинноволосой безумно жаль — видно же, что она не та, кем ее назвала Рыжая), а потом и брат с сестрой уходят. Причем девушка идет в направлении их комнаты, Рыжий следует за ней, значит туда лучше пока не соваться. Про Кошатницу огненноволосой ведь известно, знает, что делает.
Слова Рыжего пугают. Крысиный вожак непривычно тих и серьезен. Русалка догадывается, что под невероятным количеством антуража есть что-то иное (сестра ведь за что-то к нему так привязана, не за клоунаду же), но соприкоснувшись впервые с этим новым и ужасно необычным человеком, она испуганно распахивает глаза.
И очень хочет, чтоб он прошел молча.
Тогда можно будет пойти по проторенной дорожке, прижаться к Сфинксу и вволю поваляться вместе на так удачно забытых здесь матрасах. Самое ужасное ведь уже кончилось. Но главарь Крыс портит эту перспективную идиллию.
Рушит, ломает на корню.
Русалка покорно следует за Сфинксом, сворачивается под его боком в уютный клубок, рассыпает волосы по его торсу, сама прячется под это странное покрывало. Говорить о произошедшем проще, чем возвращаться в памяти к странным словам Рыжего.
Предательство — это не только страшно. Это еще и очень больно. Русалка знает об этом и поэтому долго молчит, делая вид, что слушает. Ей неуютно. Неизвестность портит то, что было самым теплым из известного. Русалка откидывает длинные волосы, подтягивается повыше, чтоб быть почти вровень, не может сдержать нежной улыбки, когда сонный Сфинкс опускает голову ей на плечо, мимолетно целует его в лоб.
Набирается решимости и воздуха, ныряет словно в омут с головой.
-О чем сказал Рыжий?
Будь это чуть раньше — хоть и на день, Русалка бы не придала значения. Как с Чумкой. Но новый Рыжий сам на себя не походил или наоборот — был слишком естественным, назвать это можно было как угодно.
Русалка смотрит на любимого пристально. В глазах ни тени обвинения. Страх — да, она никогда не научится принимать его любовь, как должное, всякий раз будет бояться услышать приговор. Неуверенность — да, она слишком привыкла оглядываться на окружающих, чтоб быть независимой от собственных дурных мыслей.
Русалка уже знает, что ничего прежним не останется — слишком много дурных знаков.
Надеяться это почему-то не мешает.
В прозрачно-текучих зеленых глазах кроется помимо прочего отчаянная просьба.
Сохрани все, как есть.

+1

20

Сфинксу было тепло и хорошо. Он давно не видел Русалку, и сейчас ее прикосновения дарили ему спокойствие, которое так требовало подуставшее от небольшой драки тело. Лицо все еще саднило, но теперь это было не так больно, как раньше. Поцелуй девушки растворил боль, которая стягивая голову железным обручем. Под его боком сейчас находится хрупкое создание, которое Сфинкс оберегает, любит и будет любить всегда. Ему приятно проводить с ней время за разговорами или просто сидеть в тишине, когда можно услышать биение дорогого тебе сердца. Но сейчас этот ритм был сбит. Он изменился из-за брошенных слов Рыжего, и безрукий занервничал так, как раньше не позволял себе.
Он уткнулся носом в теплую шею, согреваясь и уходя от навалившихся на него воспоминаний. Вчерашний вечер прошел для него так, как не должен был пройти. Сфинкс дал волю помутненному алкоголю рассудку и провалился в омут с головой, позволив себе сотворить с Пифией такие вещи, которые бы сейчас не под каким предлогом не совершил бы с Русалкой, боясь, что она может испугаться его. Парню было стыдно за то, что он сотворил, и кончики его ушей окрасились в алый. Безрукий попытался спрятаться за волосами девушки настолько, насколько это возможно. Мало кому Сфинкс открывался до такой степени, что мог показать все эмоции, которые для других оставались скрыты под замком.
Он тяжело вздохнул, услышав вопрос Русалки. Она спросила его о том, о чем безрукий не хотел говорить. Он бы предпочел оставить это в закоулках больной памяти, но рано или поздно, он бы признался Русалке о вечере в подсобке. Такое не скрывают. Рыжий правильно обозначил его поступок – предательство. Да, это было чистой воды предательством, от чего зеленоглазому становилось тошно. Рыжий задел эту тему первым, не Сфинкс, который должен был рассказать об этом сам. Все вывернулось наизнанку.
- О том, что сучилось перед ужином. Вчера, - сказал он как можно тише, как будто кто-то еще мог его услышать. – Я напился до такой степени, что не мог стоять на ногах.
Он говорил медленно,  вспоминая вчерашний вечер и коря себя за произошедшее.
- Со мной была Пифия и… - Сфинкс запнулся, пытаясь подобрать слова. Раньше с ним такого никогда не происходило, но сейчас, сколько бы безрукий ни старался, нужные слова ускользали от него. – Все закончилось тем, что я с ней чуть не переспал.
Последнюю фразу Сфинкс произнес быстро, вспомнив весь тот жар, который обхватил его тело вчера. Все мысли, чувства и душащее желание. - Это моя вина, поэтому не вини в этом Пиф, - сказав это, парень отодвинулся от Русалки, заглядывая в ее глаза, уже предчувствую то, что может увидеть. – Прости.
Сфинкс не мог ничего больше выговорить, лишь одно единственное слово, которое он мог бы повторять десятки и сотни раз, лишь бы оно принесло свои плоды.

0


Вы здесь » Дом, в котором » Настоящее » 04.09.2014 г. По неведомым дорожкам