Дом, в котором

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Дом, в котором » Интермедия » И на Солнце бывают пятна


И на Солнце бывают пятна

Сообщений 1 страница 8 из 8

1

Название: И на Солнце бывают пятна
Дата и время: 07. 05. 2010
Участники:Чумка, Дездемона

Отредактировано Дездемона (2015-04-11 23:11:39)

0

2

Уже больше пятнадцати минут Дездемона лежала на голом полу, закинув руки за голову, и с увлечением разглядывала потолок. Штукатурка на нем давно начала осыпаться, а в правом верхнем углу сияло небольшое мокрое пятно – последствие недавно прошедшего дождя.
- Наверное, оно символизирует всю тщетность нашего бытия. - продолжила Дездемона разглагольствовать, ни к кому, толком, не обращаясь. – Говорит о том, что ничего нам в жизни не суждено, и все мы рано или поздно станем такими же мокрыми пятнами. Бессмысленными и беспощадными. Никому не нужными и ни к чему не стремящимися. Просто лужами...
Девочка прервалась, нахмурилась.
- А еще оно на слона похоже.
Дездемона вытащила руку из-под головы, почесала нос, и пальцем начала показывать на потолок, рисуя невнятные волнообразные линии.
- Это нос. Самый настоящий нос. Как там его.. Хобот! А это хвост. У слонов есть хвосты?
Дездемона приподнялась на локтях и повернулась к девочкам, сидящим на кровати.
- Чумка, ну, скажи! Самый настоящий слон. Ты же художница. Слонов должна за версту видеть, не меньше. А это такой слон, что всем слонам-слон! У меня даже картинка была..
Дездемона перевернулась и на коленях поползла к кровати. Наклонилась почти до самого пола и ненадолго исчезла под сводом каркаса. Из-под кровати послышалось чихание и через пару секунд девочка, вся в пыли, но баснословно довольная,  вытащила небольшую картонную коробку из-под обуви. Ласково погладив корешок, она открыла свой импровизированный сундучок с сокровищами и любовно отложила крышку неподалеку.
- Сейчас найду.. она где-то тут была, я точно помню.
Из коробочки начали появляться самые, что ни есть, разнообразные сувениры: несколько браслетов, фигурка в виде поросенка, яркая розовая заколка с рюшками, старая акварель, в которой и краски-то почти не осталось, несколько карандашей и ворох разноцветных ниток. Все это заботливо раскладывалась на полу вокруг Дездемоны и скоро окружающее пространство превратилось в самую настоящую выставку. 
Каждую вещицу Дездемона осматривала, вертела в руках, протирала о футболку. Волей-неволей на ум приходили Пушкинские строки: «Там царь Кощей над златом чахнет..»
- А, вот!..
Последней из коробочки показалась книжка. Тонкая-тонкая, с выцветшими картинками, но представляющая собой огромную историческую и культурную ценность. Сколько рук Домовцев ее перелистывали, а в конечном итоге она осела у Дездемоны, в маленькой коробочке под кроватью.
Дездемона разложила книгу на ногах, сложенных крест-накрест, и начала сосредоточено перелистывать страницы, пытаясь найти ту самую картинку слона. Толстого и серого, с длинным-предлинным хоботом. Не иначе, как дальнего родственника того, кто находился сейчас на пололке.
- Вот! Точно он. Вы только посмотрите, как похож!

Отредактировано Дездемона (2015-04-13 09:29:31)

+1

3

Чумка с увлечением рассматривала свою правую коленку. Сияющая своей царапиной, вернее, уже подсохшей корочкой, она притягивала взгляд девочки. Та уже третий день винила себя за неуклюжесть, но с другой стороны в ней просыпалась некоторого рода гордость - шрамы и царапины в будущем будут приятными воспоминаниями. В то же время, Чумка даже не хотела думать об этом самом "будущем", там же взрослый мир, за пределами Дома.
Поэтому гиперсерьезные размышления Дездемоны наводили на маленькую художницу натуральную тоску. Им бы носиться по двору, гонять мячик, рисовать цветными мелками по неровному асфальту, а они тут высматривают в потолке, старом и откровенно неинтересном,  какой-то смысл, космос. Чумка шмыгает носом и поправляет выгоревшие под майским солнцем волосы. И без того светлые, они сейчас приобрели еще более белый оттенок. Летом будут почти белые.
- Ну... - Чумка возводит голубые глаза к злополучному пятну и пытается угадать в его очертаниях хоть что-то близкое к слону. Она видит скорее кипящий чайник, но молчит об этом, предпочитая согласиться:- Что-то есть.
Затем девочка внимательно, склонив голову набок, наблюдает за потугами подруги. Та увлеченно роется под кровать, а затем извлекает на свет божий на первый взгляд обыкновенную коробку из-под обуви. Но Чумка не смеется и даже не улыбается - понимает. Подобные вещи есть у каждого уважающего себя домовца. Продолжая молчать, Чумка медленно слезает со скрипящей кровати и шлепает босыми ногами по направлению к собеседнице. Брови сведены, глаза по-деловому изучают цветной рисунок. Чумка видит хитросплетение линий, остов, детали, хитрющий глаз зверя.
- Хороший, - только и говорит Чумка и растягивает губы в счастливой улыбке, в которой не достает одного клыка. Дездемона девочке нравилась, да только Чумка была не самым общительным ребенком и не умела показать свою симпатию.

+1

4

Дездемона удовлетворенно фыркнула. 
- То-то же. Это же всем слонам – слон! – повторила она уже в который раз.
Она погладила рисунок пальцами, словно слон был самый настоящий, и вот-вот должен был заурчать под ласковыми прикосновениями. Пальцы пробежали по серой спинке, начинающей выцветать, потом переметнулись на другую, смежную страницу с текстом, скользнули по буквам. Дездемона нахмурилась, попробовала прочитать текст, но, не добившись успехов, замолчала.
Увлекшись книжкой, Дездемона, впрочем, не забывала думать о подруге. Оторвавшись от страниц, она взглянула на Чумку, оценивая, насколько та увлечена слоном или, на худой конец, «приложенным» к нему рассказом. Ожидала увидеть блеск в глазах, восторженные взмахи руками.. Нет. Сделанные выводы были не утешительными. Дездемона недовольно пробормотала что-то на тему Африки и всеобщего ничегонепонимания в слонах и философии. И, тут же забыв про минутное неудовольствие,  прищурилась и поднесла книжку к лицу, будто страдала близорукостью.
- Ну вот. И хвост есть. Ма-а-аленький такой.
Дездемона протянула книгу Чумке, пальцем показывая на хвост. Но в руки не дала, остановила сокровище неподалеку, как бы оценивая, можно ли его доверить подружке. Критически окинула взглядом сбитые колени и покачала головой.
- Тут уж пардон, книжка старая, если уронить – рассыплется на атомы.
Дездемона произнесла это с видом истинного знатока. Два этих слова: «пардон» и «атомы» она подслушала в разговоре воспитателей. Уж кто знает, о чем они там беседовали, но приблизительный смысл Дездемона поняла. И просто не могла отказать себе в удовольствии поумничать.
- А, в прочем.. – девочка вручила Чумке книгу. Дездемона сияла. Создавалось ощущение, что она только-только одарила Чумку самой, что ни есть, огромной милостью, какая только может быть на всем белом свете.
- Даже полистать можешь.
Оставив девочку один на один с книгой, Дездемона снова склонилась над коробкой. Непослушные кудри мешали обзору.  Девочка стянула с запястья резинку и собрала их в хвост. Потянулась, и хотела подняться на ноги – кончики пальцев начало неприятно покалывать. В поисках опоры она оперлась рукой на что-то твердое и гладкое. Раздался резкий треск, Дездемона обернулась, глаза ее распахнулись в ужасе. На пластмассовой крышечке акварелей зияла жуткого вида трещина.

+1

5

В руки девочке вдруг попадает сокровище, не ее, но от этого еще более драгоценное. Чумка косится на подругу, мол, правда доверила? Но Дездемона, кажется, что-то решила про себя и уже разрешила.
Художница бережно переворачивает страницы, бегает глазами по печатным буквам и цветным рисункам. Иллюстрации качественные, яркие, интересные. Чумка улыбается и закрывает книгу.
Одновременно она видит попытку Дездемоны встать, а затем скорее чувствует, чем видит, треск чего-то. Чумка на подсознательном уровне уже знает, что лежало на полу в том месте, но смаргивает, надеется, что ей померещилось. Нет. Под рукой брюнетки треснутая поверхность акварельной коробки.
Чумка знает, что в ней, руша все законы, белый и черный цвета практически не тронуты, а вот у желтого и красного зияют дыры. Трещина пересекает нежно-розовый, бежит дальше, задевает уродливым краем синий. Чумка знает, что эти краски начнут крошиться. Можно, конечно, высыпать их в пакетик, а потом брать от туда по необходимости. Но страшно не это - эта коробка акварели как залог ее творческой натуры, ее таланта, личности. Царапина будто на внутренней стороне руки, жжет и колется.
Соленая влага готова вот-вот набежать на глаза, но Чумка крепче сжимает губы, жмурится, сдерживаясь. Плакать не для нее. Из маленькой грудной клетки вырывается обреченный и наполненный грустью вздох. На какой-то миг в девочке поднимается неожиданная злость - она почти приказывает рукам рвать чужую любимую вещь, ногам топтать ее, превращая в грязь и клочья, но силой воли давит в себе низменное желание.
Когда Чумка открывает глаза, она старается не смотреть на Дездемону. Та не специально, она знает, но все же внутри зреет совсем взрослое и злое, поэтому она избегает взгляда на нее. Маленькая художница кладет книжку на ближайшую кровать и бухается, совершенно не заботясь о благополучии разбитой коленки, рядом с красками. Думает некоторое время, как ей сподручней взяться, оглядывается вокруг в поисках пакета.

Отредактировано Чумка (2015-04-14 16:30:23)

+1

6

Дездемона быстро одернула руку, но это уже не могло изменить произошедшего. Девочка в смятении воззрилась на акварели, потом перевела взгляд на Чумку. Потом снова, снова, и так несколько раз подряд, будто не могла понять, почему подруга изменилась в лице. Осознание приходило медленно.
Дездемона испуганно охнула и отползла к кровати, облокотившись на нее спиной. Деревянная основа больно врезалась в кожу. Девочка поежилась, но положение не изменила.
Дездемона мотрела на Чумку во все глаза, видно, боялась, что та решит ее побить. Или, что еще хуже, разорвет книжку. Боялась, хотя и знала, что Чумка не такая.
- Я..
Начала было Дездемона, но замолчала на полуслове. Она смотрела на Чумку, не отводя взгляда. Дездемона хотела начать оправдываться. Хотела сказать, что она не специально, что она  даже понятия не имела, что это краски Чумки, что не представляет, как они оказались в ее сокровищнице. Хотела, но не начала.
Сейчас в девочке боролись два желания: заплакать и убежать или заплакать, и крепко-прекрепко обнять подругу, всем видом своим показывая раскаяние.
- Я..
Сделала Дездемона вторую попытку. Она не могла подобрать слова. Да и не понимала, толком, что в такой ситуации нужно говорить. Девочка выглядела очень несчастно. Еще чуть-чуть, казалось, и она разразится рыданиями. Носик и губы ее уже слегка подергивались, а глаза увлажнились.
Так и не найдя подходящих слов, Дездемона снова притянула к себе злополучную коробку и, смущаясь, протянула Чумке пару целлофановых пакетов.
- Это.. это тебе.
Она на коленях подползла поближе. Нахмурилась, оглянулась, пробежалась взглядом по полу.
- И это.. и это тоже тебе.
Запинаясь, она придвинула к Чумке карандаши: красный и зеленый.

+1

7

Наверное, это не так страшно - брать чужие вещи. Это не деньги или ювелирные украшения, тем более, что Дездемона, кажется, сама не знала о краже красок. Чумка была уверена, что у ее подруги не было никакой задней мысли по использованию их в своих корыстных целях. Эти успокаивающие мысли позволяли девочке забыть о главном - ее акварель была испорчена.
Брюнетка готова была расплакаться. Все ее маленькое существо выказывало глубокое раскаяние; она даже предприняла несколько попыток то ли извиниться. то ли объясниться. Ни одна, впрочем, не увенчалась успехом. Чумка начинала отходить. Случившееся уже не казалось глобальной катастрофой, так, житейской проблемой. Светлые глаза потеплели, больше не бегали вокруг маленькой фигурки виновной.
Художница приняла пакетики, по-деловому начала пересыпать цветное крошево. В конце концов, так даже веселее. А коробку из-под красок она сохранит.
- Спасибо, - наконец ответила Чумка. Слова были тихими, но весомыми. Этот знак - подарок карандашей - был художнице по душе. Маленький разлад бывает у всех.

+1

8

Чувствуя тепло в голосе Чумки, Дездемона доверчиво посмотрела на нее и, в последний раз шмыгнув носом, вытерла и его, и глаза тыльной стороной ладони. На щеке осталась бурая полоса – пыль, которая еще совсем недавно толстым слоем лежала под кроватью.
Девочка, все также, на коленях, подползла к Чумке и крепко обняла ее за шею. Молча, что было удивительно для этой вечно что-то тараторящей барышни. Дездемона так и застыла на несколько долгих секунд, а потом по-дружески чмокнула подругу в щеку.
- И вот эти тоже, - окрепшим голосом сказала Дездемона, подвигая к Чумке оставшиеся карандаши. На лице кучерявой девчонки сияла улыбка.
Дездемона  оторвалась от Чумки и, обняв колени, уселась рядом. Голову девочка положила сверху.   
- Я все равно рисовать не умею. А тебе.. а тебе пригодится. Это уж точно.
Дездемона замолчала. Она не говорила долго, около минуты. Смотрела на Чумку, не мигая. Остальные девочки, присутствующие в комнате, казалось, перестали существовать.
- И.. и спасибо за понимание. Вот. Я не хотела сломать краски.. Эти краски. Правда-правда.
Дездемона сильно корила себя за произошедшее. Такая безответственность, такая неловкость. Сломать то, что ей и не принадлежало, в общем-то… Тот факт, что краски вообще не должны были оказаться в ее сокровищнице, Дездемона в упор не замечала.
Девочка сложила ноги крест-накрест и подняла с пола сокровищницу. Теперь уже для того, чтобы спрятать трофеи и положить обратно, под кровать. Спрятать до того момента, когда они снова ей понадобятся: показать что-то или просто полюбоваться самой.

0


Вы здесь » Дом, в котором » Интермедия » И на Солнце бывают пятна